Новости

Для погибших в Алеппо медсестер Надежды Дураченко и Галины Михайловой это была вторая командировка в горячую точку

05.12.2016 Мобильный госпиталь министерства обороны РФ в Алеппо после обстрела. Михаил Алаеддин/РИА Новости

Медицинский отряд специального назначения (МОСН) Южного военного округа был переброшен в Алеппо неделю назад. 5 декабря было для российских врачей и медсестер обычным рабочим днем — они вели прием местных жителей, осматривали больных, делали назначения. Но в понедельник после полудня рутинная работа была прервана минометным обстрелом, унесшим жизни двух российских медсестер.

По информации источника «Известий» в военном ведомстве, боевики обстреливали мобильный госпиталь не только из минометов, но и использовали мощные самодельные бомбы из газовых баллонов и бочек. Трагедия произошла в промежуток с 12.21 до 12.30 по местному времени.

Снаряд попал прямо в приемное отделение. Медсестры Надежда Дураченко (Мошкина) и Галина Михайлова погибли на месте. Педиатр Вадим Арсентьев получил тяжелые травмы. По данным «Известий», у него минно-взрывное ранение, огнестрельный перелом кости нижней трети голени и огнестрельный перелом костей стопы. В понедельник Вадима Арсентьева эвакуировали на авиабазу Хмеймим, а в ночь на вторник он был доставлен бортом со специальным медицинским модулем на военный аэродром Чкаловский. Сейчас раненый врач находится в ГВКГ им. Н.Н. Бурденко.

На фото: Слева - Галина Михайлова, справа – Надежда Дураченко (Мошкина)

На фото: Слева — Галина Михайлова, справа – Надежда Дураченко (Мошкина)

Обе медсестры приехали в Алеппо из Биробиджана. Для них это была вторая командировка в Сирию.

— Надежде Дураченко было 40 лет, она окончила медицинское училище Биробиджана. Работать начала в 1994 году — сначала в должности медицинской сестры нейрохирургического отделения, а в декабре 2013 года поступила на военную службу по контракту в качестве операционной медицинской сестры. В Биробиджане у погибшей остались муж и 19-летняя дочь Наталья, которая учится на втором курсе института во Владивостоке, — сообщили «Известиям» в пресс-центре правительства Еврейской автономной области. — Галина Михайлова окончила наш Биробиджанский медицинский колледж в 2000 году, работала сначала в противотуберкулезном диспансере, затем в разных больницах области, потом — в воинской части. А с ноября 2013 года поступила на военную службу по контракту старшей медицинской сестрой-анестезиологом. Галина Михайлова была не замужем, у нее остался 15-летний сын.

Подруги Надежды Дураченко до сих пор не могут поверить в ее гибель.

— Я не понимаю — как? Мы дружили с Надей с четвертого класса, были очень близкими подругами. Правда, после того как я уехала в Израиль, общались редко, лишь когда я приезжала в Биробиджан, — вспоминает погибшую одноклассницу Елена Мартыненко. — Она уже в младших классах знала, что пойдет в медицину. У нее отец всю жизнь в военном госпитале проработал, Надя говорила, что будет, как папа.

Елена узнала о трагедии во вторник утром и весь день не могла найти себе места.

— Ну как так? Как? Надя была такая живая, веселая! И с мужем они прекрасно жили. Девочка в институте на втором курсе учится. И тут — такое… Я не знаю, насколько это правда, но другие наши одноклассницы говорят, что Надя не планировала лететь в Сирию, всё произошло неожиданно! Ей позвонили за день до отъезда. И она поехала…

По словам Елены, Надежда всегда была очень открытой и отзывчивой.

— Она всегда первой шла на помощь, никогда не думала о последствиях, мне ее будет очень не хватать… Надя была хорошей мамой, женой, подругой. Это было ее жизнью — помогать другим, — делится одноклассница Надежды Дураченко.

Другая подруга погибшей медсестры, Надежда Черкашина, говорит, что запомнила ее «веселой и улыбающейся».

— Мы учились в медучилище вместе, но в разных группах. Я Надю запомнила как веселую, улыбающуюся маленькую девчонку. Килограммов сорок. Шутница, хохотушка, — вспоминает Надежда Черкашина.

Одноклассница погибшей Надежды Дураченко Юлия рассказала «Известиям», что ее муж не успел осознать произошедшее.

— Ее супруг мне сказал, что всё произошло очень быстро, она собралась и уехала, и вот такой результат. Я общалась с ним утром во вторник, он, конечно, ничего особо не мог сказать. Лишь то, что пока не понимает вообще, что происходит. Говорит: «Я даже не могу сообразить, что это действительно так и есть».

Врач Вадим Арсентьев, также попавший под обстрел, получил тяжелые ранения.

— Он был доставлен на авиабазу Хмеймим, где ему сделали сложную операцию, — сообщили «Известиям» в департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны России. — В дальнейшем пострадавшего на специально оборудованном военно-транспортном самолете отправили в один из центральных военных клинических госпиталей.

И погибшие медсестры, и раненый врач входили в состав переброшенного в Сирию неделю назад медицинского отряда специального назначения Южного военного округа. Помимо штатных врачей и медсестер, МОСН был усилен медиками из госпиталей, поликлиник и медицинских батальонов других военных округов, а также военно-медицинских учебных заведений. Так в Алеппо и попали биробиджанские медсестры.

Формально в МОСН входит восемь медицинских подразделений, в том числе приемное, хирургическое, терапевтическое, а также отделения анестезиологии и реанимации.

Но, как пояснил информированный источник «Известий», благодаря дополнительным специалистам в сирийском медотряде удалось развернуть несколько новых медицинских подразделений, ранее не входивших в состав МОСН. В том числе и педиатрическое отделение. Именно в состав этого подразделения и вошли получивший ранение Вадим Арсентьев и погибшие Надежда Дураченко и Галина Михайлова.

Похоронят погибших медсестер в Биробиджане. Их семьям будет оказана помощь — соответствующее указание накануне дал министр обороны Сергей Шойгу. Также помощь будет оказана и семье раненого врача-педиатра Вадима Арсентьева.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/649841#ixzz4S9yTOq3i