Новости

Михаил Ефимов — Беслан. Загадки трагедии

БесланБеслан

Беслан… Кровавый террористический акт. Казалось, уже выплаканы все слезы и сказаны все слова. Однако ясности как не было, так и нет. Несмотря на прокурорское следствие, работу парламентской комиссии. Слухи, догадки множатся до сих пор, превращаясь порою в самые фантастические вымыслы.

Мифы живут долго, нередко обретая статус официально утвердившегося мнения. Мол, было так и не иначе. И для этого нужны не столетия, а совсем немного времени. Вспомним события августа 1991 года. Полтора десятка лет не прошло, а мифы «демократической революции» обрели твердые исторические очертания. Ложь стала правдой, мнимые герои – истинными.

Боюсь, что такое произойдет и с мифами Беслана. Боюсь и потому пишу, пытаясь разобраться в хитросплетениях событий и судеб. Тем более что тема терроризма, которой занимаюсь без малого двадцать лет, становится, к несчастью, все популярней.

В середине 80-х на творческом поле этой темы было как в тундре – по одному человеку на километр. И никому она была не нужна: ни писателям, ни издателям. Сегодня здесь не протолкнуться, толчея, как на восточном базаре. Всяк старается перекричать другого, выдавая себя минимум за эксперта по антитеррору, максимум за оракула, который единственный из землян ведал, как следовало действовать в Беслане безошибочно и точно.

Увы, у меня нет подобных рецептов. Сдается, их нет ни у кого. Но долгими часами, анализируя события тех дней, вместе с командирами и бойцами спецподразделений антитеррора «Альфа» и «Вымпел» приходишь к горькому выводу: многое, очень многое из сказанного, написанного, откомментированного за кадром, мягко говоря, неправда.

Почему так случилось – тема отдельного разговора.

У меня же сегодня иная задача. Вместе с профессионалами–практиками и аналитиками из подразделений антитеррора, которые знают ситуацию изнутри, отмести ложь, мифы и заблуждения и попытаться найти истину. Разумеется, насколько это возможно.

Итак, к делу.

…Август 2004 года выдался для России горьким и страшным. 24 августа раздался взрыв на Каширском шоссе. Пострадали 4 человека.

В тот же день были взорваны самолеты: Ту-154, следовавший по маршруту Москва – Сочи, и Ту-134, летевший из столицы в Волгоград. Погибли 90 человек.

31 августа прозвучал взрыв у станции метро «Рижская». На месте убиты 7 человек и трое скончались в больницах, более 50 человек получили ранения.

1 сентября террористами захвачена школа в Беслане.

За девять дней – пять терактов. И ни один не удалось предотвратить. Вот с этого, пожалуй, и надо начинать.

В нашей прессе все больше писали о самом захвате школы, о штурме, о гибели заложников. И это вполне понятно, страна хотела знать, что происходит в этом маленьком осетинском городке. Однако время информации прошло, наступило время анализа. Ибо не разобравшись в причинах случившегося, мы, как бездарные врачи, не поставив диагноза, не найдем противоядия. Ведь что бы ни говорили сегодня, сейчас, корни этого явления далеки от Беслана и от 2004 года далеки. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться – нынешние спецслужбы имеют крайне мало оперативных возможностей по предотвращению терактов. Мы боимся в этом признаться. Еще бы… Худшего состояния придумать себе нельзя. Но увы, как есть, так есть. И в этом нет ничего удивительного.

Помните визги демократов «ельцинско-афанасьевско-старовойтовского» призыва – «спецслужбы не нужны», «черного кобеля не отмыть, его надо убить»? Разумеется, «черный кобель» – это КГБ.

Что ж, не нужны так не нужны, убить так убить. Убили. Кстати, те, кто «убивал», хорошо известны. Многие живы и здоровы. Прекрасно себя чувствуют. Вот, к примеру, тогдашний председатель КГБ Вадим Бакатин. Именно ему была поставлена задача разрушить комитет госбезопасности. И он эту задачу добросовестно выполнял.

В результате сегодня в терактах гибнут сотни людей.

Вообще, в удивительной стране мы живем. Воистину нет другой такой на свете, где бы своими руками разрушали собственную безопасность, где бы лучшую из лучших спецслужб мира с такой яростью и упоением превращали в руины. И за это, кстати говоря, никто не ответил. И уже вряд ли ответит.

Не о вине спецназа надо говорить сейчас, не о том, много спас он заложников или мало. Спецназ сделал все, что мог.

Надо кричать не уставая о вине тех, кто удушил наши спецслужбы безденежьем, плевками, втаптыванием в грязь, улюлюканием «ату их».

Пора призвать их к ответу.

Пора сделать и другое – начинать восстанавливать спецслужбы, поднимать их авторитет. Да, на это уйдут годы, но иного выхода у нас нет.

Однако возвратимся непосредственно к Беслану. Надо однозначно сказать – терактов, приносящих радость, положительные эмоции, не бывает. Террор он и есть террор, что дословно в переводе означает «ужас».

Но сдается, что бесланский самый ужасный из всех терактов, совершенных доселе на Земле. Он уникален по своим ужасам. Если, конечно, слово уникален можно применить в таком контексте.

Один из бойцов спецподразделения рассказал мне о малыше, получившем пулевое ранение. А ему было всего год и 8 месяцев. Ну каким зверем надо быть, чтобы стрелять в это крохотное тельце?

И ведь нашлись у нас «золотые» перья, которые утверждали, что по детям, убегавшим из школы, террористы не стреляли. Тогда кто стрелял? И откуда столько детей, убитых выстрелами в спину?

Да, теракт в Беслане, безусловно, еще одно новое слово в практике терроризма. Тут многое вершилось впервые в истории. Такого еще мир не видывал.

Захваты детей случались и прежде. В 1981 году в городе Сарапул Удмуртской АССР военнослужащими А. Мельниковым и А. Колпакбаевым были захвачены 25 учеников 10-го класса средней школы № 12.

Солдаты покинули пост, забрали два автомата Калашникова со 120 патронами. Они выдвинули требования: выдать им загранпаспорта, визу на выезд и отправить самолетом в США.

В декабре 1988 года бандитский захват автобуса с детьми осуществил террорист Якшиянц со своими подельниками. Тогда в плену оказалось 30 детей, учительница и водитель автобуса. Основные события завершились в аэропорту г. Минеральные Воды.

Однако террористы ни в Сарапуле, ни в Минеральных Водах и не думали препятствовать передаче детям воды и пищи.

Совсем иначе поступили террористы в Беслане. Они не приняли пищу по предложению оперативного штаба. Более того, убеждали заложников, что «воду в кранах отравили Фээсбешники.

Рассказывает Сергей К., сотрудник группы «Вымпел»:

— На заложников шло постоянное давление со стороны террористов. Они повторяли, что по радио передали, якобы в школе нет никого в живых, все мертвы. Мол, спецназу все равно, в кого стрелять: в нас, в вас.

Обстановка была крайне тяжелая. Бандиты не давали заложникам пить, говорили, что вода в водопроводе отравлена.

После такой обработки дети нас боялись больше, чем террористов.

Мы вытаскивали их с тяжелейшими пулевыми ранениями, из них кровь даже не текла, настолько они были обезвожены. Детские тела практически не весили ничего.

Особенность этого теракта была в том, что захваченными оказалось огромное количество людей, большинство из которых – дети.

Кстати говоря, именно такой захват становится фирменным знаком чеченских террористов. Вспомним буденновскую больницу, «Норд-Ост» и вот теперь – Беслан.

Действительно, с одной стороны, захват сотен людей, в особенности детей, сильнейших козырь в руках террористов, беспрецедентная возможность давления на власть. С другой – женщины, дети, больные беззащитны. Они парализованы, раздавлены страхом. Матери защитить бы дитя, не до сопротивления. Так что с тыла противостояния можно не бояться, безопасность обеспечена.

И, наконец, третье обстоятельство, весьма выгодное для террористов – моральное состояние людей по ту сторону баррикад.

Каждый из бесланцев готов был голыми руками разорвать любого террориста, но никто не хотел штурма. Отцы, матери, братья, сестры верили и надеялись на мирную развязку.

«За несколько часов до штурма, – признался один из командиров подразделения группы антитеррора, – я взял с собой ребят из нашего отдела и пошли в магазин. А там матери, дети которых в плену у террористов. Они смотрели на нас, как на богов. Для них мы были последней надеждой. Матери боялись штурма. Успокаивали их, как могли, уговаривали: штурма не будет. Спасем детей. В «Норд-Осте» спасли и здесь спасем.

Можно много говорить о патриотизме, а можно один раз взглянуть в глаза обезумевшей от горя матери…»

Наверное, поэтому, чтобы успокоить сходивших с ума от бессилия людей, возникло это утверждение: к штурму не готовимся, штурма не будет.

Потом все это поставят в укор и власти, и двум группам антитеррора: «Альфе» и «Вымпелу». Мол, не готовились, оттого и такие потери.

Одна из российских газет, ссылаясь на зарубежные источники, написала: «Все эксперты (заграничные. – Авт.) единодушны во мнении, что спасательная операция носила импровизированный характер. Они в один голос заявляют, что российские спецслужбы, даже не собираясь штурмовать школу, должны были бы иметь план действий в том случае, если бы боевики начали казнить заложников».

Насчет «всех экспертов, единодушных во мнении» – пусть это заявление останется на совести печатного органа, однако надо признать, что такие высказывания в зарубежных СМИ действительно были.

А как все обстояло на самом деле?

В разговоре со мной старый знакомый, начальник отдела группы «А», который за 22 года службы в подразделении участвовал практически во всех операциях, был ранен, сказал так:

Что значит, не было плана? А чем же мы тогда занимались? Представьте себе: приехали несколько десятков спецназовцев и лежат, пузо греют. Был не просто план штурма. Просчитывались все возможные варианты развития событий и наши действия в соответствии с ними. Если бы не взорвалась бомба, а, например, обезумевшие заложники бросились на прорыв? Если бы не выдержали родители и сами пошли на приступ школы? Так что план был намного шире и глубже.

Что же касается штурма школы, был и такой план.

Мы сами вели разведку, опрашивали местных жителей, которые учились в этой школе. Где, какая комната, зал, класс, перегородка.

У меня до сих пор хранится фото космической съемки этого района.

Теперь насчет «импровизированного характера операции». Импровизированным был только взрыв бомбы у террористов. Да, это для всех стало неожиданностью. Но никто не бросался кучей, без подготовки на штурм. Собрались, и под руководством командиров каждое подразделение заняло свои исходные позиции…»

В подтверждение этих слов приведу выдержку из отчета об участии сотрудников группы «А» в спецоперации в Беслане. Отчет внутренний, не для посторонних глаз, тем более не для публикации в печати. И тем он ценен. В нем – правда.

Думаю, что несколько строк из отчета не нанесут вреда, наоборот, снимут абсурдное, дурацкое обвинение в том, что бойцы спецподразделений «начали примитивный штурм» и устроили «перестрелку в духе Дикого Запада».

«После проведения рекогносцировки, – говорится в отчете, – с 21.30 до 23.30 1.09.2004 года командирами подразделений, участвующих в операции, готовились предложения о возможностях проведения штурма здания средней школы № 1.

В результате проведенного начальником Центра специального назначения генерал-лейтенантом Тихоновым А.Е. совещания, в 23.30 был подготовлен замысел операции.

В 7.00 2.09.2004 г. начальнику отдела полковнику А. была поставлена задача на подготовку к штурму здания школы. В ходе подготовки к возможному штурму руководством отдела была проведена рекогносцировка подступов, путей проникновения в здание школы, эвакуации заложников и возможных раненых, после чего произведен боевой расчет в группе.

С этого времени, с учетом поступающей из оперативного штаба информации, дорабатывался и корректировался план штурма, проводились постоянные тренировки с сотрудниками».

Думаю, что этот документ не нуждается в комментариях. Повторю лишь одну мысль: да, все силы была брошены на мирное разрешение кризиса, но решение на проведение операции состоялось уже к исходу 1 сентября.

Однако мало нам некомпетентных, а порою и просто лживых обвинений из-за рубежа, которые с удовольствием перепечатывают, цитируют российские СМИ, некоторые журналисты спешат в иные земли, чтобы там совместно с тамошними экспертами разобраться в наших недостатках.

Признаться, в этом не вижу ничего дурного. Отчего же не выслушать толковое мнение, дельный совет. Но кто сегодня может его дать? Разумеется, израильтяне. Да, они действительно опытны в борьбе с террористами, имеют самые эффективные спецслужбы. Это признано всем миром. И нам есть чему поучиться у них. Особенно, что касается оперативной работы.

Известный журналист одной из московских газет побывал в Тель-Авиве, Иерусалиме, встретился с легендарными израильскими генералами – Асафом Хейфецем и Шаулем Гиволи.

Хейфец, в прошлом десантник, генеральный директор полиции Израиля, руководил антитеррористическим спецподразделением.

Гиволи уже 78 лет. Этот боевой генерал прошел все войны – в 1948-м, в 1956-м, шестидневную войну и войну Судного дня. Обучал полицейский спецназ.

Анализируя ситуацию в Беслане и действия российского спецназа, израильские генералы многое оценивали точно и профессионально. Но не во всем с ними можно согласиться. Более того, некоторые их ссылки на спецоперации, проведенные израильским спецназом, как бы это помягче выразиться, не – корректны.

Так, генерал Хейфец в качестве примера успешно проведенной спецоперации ссылается на события 1988 года, когда террористами был захвачен автобус с женщинами и детьми, который двигался в сторону атомного реактора.

Эта операция вошла в историю антитерроризма под названием «автобус матерей». Командовал спецназом сам Асаф Хейфец.

Действительно, бойцы антитеррора действовали грамотно, высокопрофессионально и освободили автобус за 8 секунд. Террористы были убиты, никто из заложников и спецназовцев не пострадал.

Ссылаясь на богатый израильский опыт, не будем забывать, что и в нашей не менее богатой истории антитеррора есть успешные действия по освобождению заложников в автобусе… А также в самолете, в доме, в школе…

Однако следует отметить: у нас было то, чего даже в страшном сне не могло присниться народам других стран. Например, захват следственного изолятора и попутно склада с оружием или больницы, как в Буденновске, или целого поселка, как в Первомайском, или Театрального центра на Дубровке в Москве или, наконец, школы в Беслане.

Так вот, с захваченными автобусами мы справлялись не менее успешно, чем израильтяне. Самый яркий пример тому – операция группы «А» по освобождению автобуса с южно-корейскими туристами. Штурм длился секунды, террорист был убит, заложники освобождены, живы и здоровы. Разница только в том, что у израильтян операция проходила в пустыне, а у нас в центре Москвы, на Васильевском спуске.

Именно поэтому я считаю, что сравнение операции по освобождению «автобуса матерей» и операции в Беслане, некорректно. Это совершенно разные ситуации, условия, возможности, обстановка.

Одно дело тридцать человек и замкнутое пространство сравнительно небольшого транспортного средства, иное – школа с большим количеством помещений и более чем тысячей заложников.

Одно – безлюдная площадка в пустыне, другое – практически центр города в Северо-Кавказском регионе, известном своей напряженностью и близостью к театру боевых действий.

И таких различий можно насчитать немало.

Однако израильские эксперты – генералы словно не замечают этого. Шауль Гиволи, в свою очередь, ссылается на успешные действия спецназовцев Израиля при освобождении захваченного самолета бельгийской авиакомпании «Сабена» в аэропорту имени Бен-Гуриона. Там, кстати, отличились спецназовцы Барак и Нетаньяху – будущие премьер-министры страны. Они переоделись в форменную одежду бортинженеров, чтобы (как объяснили террористам) проверить работу систем самолета.

Что тут сказать? С тех пор, как мужественные Барак и Нетаньяху применили это прием, много воды утекло. Террористы стали иными.

В 1983 году, почти 20 с лишним лет назад, в Тбилиси после захвата самолета террористы потребовали дать свет на борт и заправить лайнер. Для этого в самолет должен был подняться авиатехник Арушан Геворкян. Бандиты заставили его раздеться догола. На дворе стоял ноябрь, шел дождь со снегом.

Правда, и эти меры предосторожности террористам не помогли. Группа «Альфа» умело и быстро обезвредила террористов.

Так и что и это сравнение хромает – освобождение самолета в Израиле и школы в России.

Понимаю, возможно, израильские генералы выбрали бы из своей истории более удачные сравнения, да вот, к счастью, сравнивать им не с чем.

Даже у них, в Израиле, не было таких захватов, как у нас в «Норд-Осте», в Беслане. В мире всего два подобных примера. В ноябре 1979 года в Мекке, что в Саудовской Аравии, террористы захватили в плен 6 тысяч паломников.

Две атаки правительственных войск ничего не дали, кроме больших потерь среди штурмующих. После этого по просьбе короля Халеда в Саудовскую Аравию прилетают три сотрудника французского антитеррористического спецподразделения ГИГН. Они готовят операцию по освобождению заложников.

С утра до полудня 4 декабря шел бой в мечети. Сопротивление террористов удалось сломить. Но потери были огромны – несколько сотен среди заложников. Более 100 человек из штурмового подразделения убиты и ранены. Потери террористов так же исчислялись сотнями.

Второй по масштабам захват заложников состоялся в 1996 году в Перу. Тогда в японском посольстве в лапах террористов оказалось почти 500 человек.

Противостояние власти и бандитов длилось 126 дней и закончилось разгромом боевиков. В ходе штурма два спецназовца погибли, 12 были ранены. В перестрелке убит один заложник, 71 – спасен. Остальные были выпущены террористами еще раньше в ходе переговоров.

И это все. Иные широкомасштабные захваты с огромным числом заложников приходятся на Россию, на ее современную историю.

Так что вряд ли кто-либо в мире сможет дать нам квалифицированный совет или консультацию. Пора понять: ни у кого на Земле нет опыта такой борьбы. И не стоит ездить по зарубежным городам и весям, выспрашивать невиданные рецепты антитеррора. Эти рецепты должны найти мы сами.

Первый из них – навсегда отказаться от крайне опасной мысли, которую сейчас упорно насаждают некоторые так называемые либеральные политики и средства массовой информации, якобы мирные переговоры с чеченскими террористами есть победа над террористами.

Увы, все это мы уже проходили. Был и продажный Хасавюрт и де-факто свободная Чечня. Чем это все закончилось? Ах да, мечтой о создании великого халифата от моря до моря и ударом по Дагестану.

Неужто кто-то ожидал другого. Ничего другого террористы не знают и знать не хотят.