Новости

Об «истинных хозяевах» Афгана…

Уважаемая редакция!

Хотелось бы поделиться некоторыми комментариями к воспоминаниям майора запаса Сергея Погадаева «Война, «бача», душманские часы…», опубликованным в № 6 «СУ» за 2007 год, рассказать о том, как складывалась ситуация в ДРА после выхода 40-й армии из Афганистана в феврале 1989 года.

Сразу вслед за этим событием 23.02.1989 года в ДРА вошли подразделения пакистанской армии численностью 1.500 человек, а 09.03.1989 года еще 2 группы в 1.400 человек. 400 пакистанцев со 107-мм китайскими безоткатками действовали под Хостом (провинция Пактия). В марте 1989 года около 20 тысяч так называемых «истинных хозяев Афганистана» (по Погадаеву) начали наступление на третий город страны Джелалабад. В конце марта к ним присоединились пакистанские военные. Применялись реактивная и ствольная артиллерия, бронетехника. Около 4 месяцев шли бои за город, в ходе которых «безвольные нищие», хлебающие из кормушки и грабящие по ночам (Погадаев говорит о царандое ДРА – милиции, но из контекста рассказа складывается впечатление, что и афганских военных он причисляет к таковым), уложили несколько тысяч «истинных хозяев», в том числе 260 инструкторов и военнослужащих Пакистана, захватили около 2 тысяч пленных и около 5 тысяч единиц оружия и бронетехники. После этого около 15 тысяч «духов» объявили о своем нейтралитете. Хекматияр обвинил Ахмада Шаха Масуда в недостаточной помощи в ходе джелалабадской операции и попытался его уничтожить. Тогда в засаду попали 30 человек из «Джамиат-и-ислами» и «Контрольного совета» (осуществлял судебные, религиозные, общеобразовательные и медицинские функции в провинциях Бадахшан, Тахар, Баглан, Парван и Каписа). 5 человек было убито, остальных пытали до утра, а затем расстреляли. Ахмад Шах, случайно не оказавшийся в их числе, отвечать войной не стал, но и не присоединился к 35 тысячам «истинных хозяев», попытавшихся взять реванш в Кабуле после того, как они откатились от Джелалабада. С 15 июля по 15 августа 1989 года по Кабулу было выпущено около 300 ракет, но штурмовать город тогда так и не решились. Из Кандагара наши ушли летом 1988 года. Еще в ходе осады Джелалабада и Хоста «духи» подошли к Кандагару, но все это подорвало приграничную торговлю с оборотом более 200 млн. долларов у пуштунов. Племенные кланы дуррани, по согласованию с губернатором Кандагара Н. Улюми, подвели к городу свои отряды и «истинные хозяева», понимая, что в случае вооруженной схватки их просто сметут, оставили город в покое. А 2 тысячи воинов племени масуд из Южного Вазиристана ударили по «духам» и пакистанцам под Хостом. На севере союзниками Наджиба стали исмаилиты. Их отряды общей численностью 7 тысяч человек под командованием Мансура Нассери взяли под свой контроль магистрали в провинциях Баглан и Саманган. Колонны от Мазари-Шарифа до Саланга перестали обстреливаться. К концу 1989 года от «духов» обезопасили шоссе Кабул–Джелалабад. В центральных горных районах ДРА шииты-хазарейцы, ранее самая отверженная группа населения страны, также стали на сторону Наджиба, получив автономию на своих территориях.

6DL

Немногими видимыми успехами «истинных хозяев» было занятие в 1988 году Асадабада сразу после выхода наших войск из зоны «Юг» – тогда же из всей провинции Кунар отвел свои войска и Наджиб. Две группировки «фундаменталистов» и одна «умеренная» разделили город на 3 сектора. Начались массовые грабежи населения в Кунаре и Кундузе. Еще в период нахождения в ДРА 40-й армии ребята, например, из 441-го (по афганской нумерации 8-го фарахского) отряда 22-й лашкаргахской бригады спецназа не единожды брали под свою защиту дуканщиков от грабивших их «борцов за ислам». Также в начале осени 1990 года отряды Хекматияра заняли столицу провинции Урузган Таринкот – изменили губернатор и 500 человек гарнизона. Воодушевленный этим успехом и подталкиваемый пакистанской разведкой Хекматияр в середине октября 1990 года решился атаковать Кабул. Ахмад Шах и Моджаддеди его благоразумно не поддержали – «недостаточно вооружены для такого штурма». И снова «безвольные нищие» так наваляли «истинным хозяевам», что вопрос о штурме Кабула больше не поднимался. Ранее, весной 1990 года, отряды Амина Вардака атаковали Хост. Туда же приехал Хекматияр. Атаки отбили с большими для наступавших потерями.

Конечно, в период руководства страной Бабрака Кармаля иждивенческие настроения в армии, да и в партии (вот «шурави» разобьют «душманов», а потом мы…) шли по нарастающей – афганцы народ восточный. Кто был на афганских базарах, помнит, с каким азартом торгуются там покупатели с продавцами – каждый к своей выгоде. Наджиб, ставший в мае 1986 года президентом ДРА, встряхнул и армию, и НДПА. Подавил начавшийся 06.03.1989 года в Кабуле мятеж министра обороны ДРА Шаха Наваз Таная. ХАД (госбезопасность) в первой половине 1989 года только в Кабуле выявил более 600 членов подпольных групп, разгромил около 100 ячеек диверсантов. Были изъяты тонны тротила и пластита, реактивные снаряды, стрелковое оружие.

Возник стратегический тупик. Афганская армия, прочно удерживая занятые позиции, крупных наступательных операций типа ежегодных панджшерских наступлений в период нахождения 40-й армии не проводила. Ограничивались успешными рейдами спецгрупп 5-го управления ХАДа, поддерживаемых царандоем и авиацией. Но ситуация в целом по стране менялась. На сторону Наджиба начали переходить полевые командиры со своими отрядами: Хаджи Хамра из Кундуза, Сабзъяр из Бадгиса (ушел из ИПА Хекматияра), «туран» (капитан, бывший военнослужащий афганской армии) Тахер из провинции Гор и Мухаммед Хасан из Бадгиса (оба из «Исламского общества Афганистана» Раббани). Наджиб уверенно контролирует 25 из 31 провинции страны. Летают самолеты гражданской и транспортной авиации страны, приноровившись защищаться от «стингеров».

Наконец «истинным хозяевам» стало ясно, что помочь им могут только в Москве. Туда в ноябре 1991 года прилетела делегация с представителями четырех партий, вошедших в ИППА (самозванное исламское переходное правительство Афганистана), и появилось соглашение о том, что СССР и США прекращают поставки оружия в Афганистан воюющим сторонам. Это было весьма своеобразное соглашение, поскольку основной массив оружия «духов» – это советские системы китайского и египетского производства. Пакистан, Саудовская Аравия и Иран немедленно заявили, что их соглашение не касается и поставки «духам» они продолжат. Но делегации ИППА этого показалось недостаточным, и с заокеанской помощью они добились обязательства, озвученного «афганцем» Руцким, с 1 января 1992 года прекратить ввоз из России в Афганистан чего-либо.

Наджиб просил продать по существующим мировым ценам только дизельное топливо и авиационный керосин (остальное, минимум необходимого, могла поставить дружественная Индия, а вот доставлять ГСМ по воздушному мосту – это уже нереально). Но и в этом «демократы», уже начавшие по примеру «Горби» побираться по миру, ему отказали. Наджиб продержался до конца апреля 1992 года, буквально до последней капли горючего в баках машин – не оставил даже для президентского самолета – и ушел в отставку, укрывшись с братом в представительстве ООН в Кабуле.

«Истинные хозяева», установив контроль над страной, начали разгром всего построенного с помощью СССР. Пришли в упадок авторемонтные, текстильные, домостроительные и прочие предприятия. Перестали работать энергетические и ирригационные комплексы. Им на смену пришло производство героина. Этим «истинные хозяева» начали заниматься еще в северо-западных районах Пакистана – к 1987 году посевы опийного мака и индийской конопли составляли там 11,3 тысячи гектаров. 1 акр давал 7 кг опия-сырца, из 10 кг опия получают 1 кг героина. Работали там 30 лабораторий (а всего в Пакистане их было около 100). Самым крупным производителем был Насим Ахунд Заде (120 тонн опия в год, 1/5 всего ближневосточного производства) – образованный мулла, командовавший фронтом в провинции Гильменд. 20 процентов опия муллы перерабатывались в героин в городе Рибат ал Али (стык Пакистана, Ирана и Афганистана), еще часть в местечке Дженгеле в Белуджистане. У соратника Хекматияра, Хазрат Голя, в Пакистане было 10 героиновых лабораторий; у брата жены Хекматияра Мухаммада Хашема – 3 (в Джадде, Чамкани и Тери Мангале); у самого Хекматияра – 11. Для Раббани мак и коноплю выращивали в 7 провинциях (лаборатории в районах Гилгит и Хаджраб), для Расула Саяфа в четырех. Кабульские власти и 40-я армия, насколько могли, противостояли наркодельцам. За захват в июле 1986 года группой спецназа лашкаргахской бригады 14 тонн опия командира бригады полковника Герасимова «духи» приговорили к смерти – именно за опий, а не за захваты укрепрайонов, перехваты караванов с оружием и боеприпасами и т.п. А самое крупное одномоментное изъятие героина нашим спецназом произошло в районе Адраскан в провинции Герат – 810 кг.

Афганский и пакистанский героин в конце 1980-х годов составляли 85 процентов рынка Западной Европы и 70 процентов рынка США. Там 1 кг героина дорожает более чем в 20 раз. Потому афганские наркопроизводители, являющиеся лишь первым звеном героинового бизнеса (здесь они заместили бывшую когда-то на этой роли КНР – так называемый «Золотой треугольник» был пропагандистским прикрытием), «заседлав» страну, попытались повысить цену на свой «товар». На это организаторы бизнеса ответили дубинкой воспитанных ими талибов (если площади маковых полей в Афганистане к 2000 году составляли 83 тысячи гектаров, то при талибах на оставшихся у так называемого Северного альянса территориях – 7,5 тысячи гектаров). Проучив, помогли оттеснить талибов на юг. Площади мака почти восстановились – 75 тысяч гектаров. Кто эти организаторы, почему действуют безбоязненно и с таким размахом, как им удается с помощью армий и спецслужб НАТО обучить, вооружить и оснастить крупнейший в Европе албанский наркосбытовой картель, оторвать для обеспечения его деятельности кусок Сербии и с очень хорошими шансами на успех пробивать его государственную самостоятельность – это другая тема.

Не знаю, коснулась ли детей майора запаса героиновая зараза, а вот детей моих знакомых квалифицированно посадили на героиновую иглу: «Просто попробуй – клёво…» Кто-то, потаскав из дому деньги, вещи, золото, все-таки смог выбраться из этой ямы. Надолго ли? А кто-то переместился в «зону» за розничную реализацию, платой за которую была та же «доза». Челябинская область за афганскую эпопею потеряла погибшими, умершими от ран и болезней, пропавшими без вести (рядовой Филиппов – 1980 год, лейтенант Овчеренко – 1984 год) 154 человека: рядовых и ефрейторов – 96, сержантов – 35, прапорщиков – 3, лейтенантов – 5, старших лейтенантов – 6, капитанов – 5, майоров – 1, подполковников – 2, служащая СА – 1. Но они хоть могли в определенной степени себя защищать. А вот сейчас в РФ от героина «истинных хозяев» в год умирает втрое больше, чем за весь афганский период. Правда, уговаривали нас наиболее «продвинутые» СМИ, что, дескать, в США потребляют героин и ничего – «живут лучше нас». Только я не думаю, что России от героина стало лучше. Кому-то конкретному – да, можно не сомневаться. Убрали вот российских пограничников с таджикско-афганской границы. Общеизвестно, что они были главным препятствием на пути «товара» в СНГ, а «правоверный с правоверным всегда договорятся». Бывшие российские командиры тамошних пограничных мотоманевренных групп рассказывают достаточно много любопытного. Были поползновения, опять же сильно «продвинутых» политиков, работников СМИ и «правозащитников» выставить «истинными хозяевами» Чечни криминализированный режим Дудаева. Можно соглашаться, можно – нет.

 

Валерий Белкин,

г. Челябинск.