Новости

Рустам Соловьев — Штурм Грозного: как это было

ГрозныйГрозный

Операция по восстановлению конституционного порядка на территории Чеченской Республики в 1994–1996 гг. стала серьезным испытанием для России и ее армии. Хотя надо отметить, что подобные акции уже проводились Советской Армией в республиках Закавказья в конце 80-х годов. Особенностью же данной операции стало то, что в самопровозглашенной Чеченской Республике – Ичкерии имелась регулярная армия, вооруженная бронетехникой, артиллерийскими установками и даже самолетами. Особое значение при разработке операции уделялось захвату наиболее важных объектов и административных зданий в столице республики городе Грозном.

Для действия в Грозном была создана объединенная группировка войск, состоявшая из четырех групп:

– «Север» (под командованием генерал-майора К. Пуликовского) в составе сводного отряда 131-й мотострелковой бригады, 81-го мотострелкового полка, 276-го мотострелкового полка (всего 4.100 человек, 80 танков, 210 БМП, 65 орудий и минометов);

– «Северо-Восток» (под командованием генерал-лейтенанта Л. Рохлина) в составе 255-го мотострелкового полка, сводного отряда 33-го мотострелкового полка, 68-го отдельного разведывательного батальона (всего 2.200 человек, 7 танков, 125 БМП и БТР, 25 орудий и минометов);

– «Запад» (под командованием генерал-майора В. Петрука) в составе сводного отряда 503-го мотострелкового полка, сводного полка 76-й воздушно-десантной дивизии, двух сводных батальонов 21-й и 56-й воздушно-десантных бригад (всего 6.000 человек, 63 танка, 160 БМП, 50 БМД, 75 орудий и минометов);

– «Восток» (под командованием генерал-майора Н. Стаськова) в составе сводного отряда 129-го мотострелкового полка, сводного полка 104-й воздушно-десантной дивизии, сводного батальона 98-й воздушно-десантной дивизии (всего 3.000 человек, 45 танков, 70 БМД, 35 орудий и минометов).

Руководство штурмом осуществлялось оперативной группой во главе с министром обороны П. Грачевым, расположившейся в Моздоке.

Общая численность наступающей группировки составляла свыше 15.000 человек, около 200 танков, свыше 500 БМП, БМД и БТР, 200 орудий и минометов. При этом в резерве числились подразделения 131-й мотострелковой бригады и 503-го мотострелкового полка. Таким образом, в город планировалось вводить не более 12.000 человек, что составляло соотношение с обороняющимися боевиками и ополченцами как 1,3:1, вместо положенного по тактике боевых действий в городе 5:1 (по имеющимся данным, группировка дудаевских войск достигала 9-10 тысяч человек, 30 танков, 40 БМП и БТР, 100 орудий и минометов, а также более трехсот единиц противотанковых средств. Она состояла из регулярных частей армии Ичкерии и более 1,5 тысячи наемников с Украины и некоторых арабских стран).

Предполагалось, что в результате действий федеральных войск по трем сходящимся направлениям основная группировка Дудаева, находящаяся в центре города, оказалась бы в полном окружении.

По утверждению командующего Северо-Кавказским военным округом генерал-полковника А. Квашнина, подготовка к операции осуществлялась следующим образом: «…Задача командующим войсками группировок по действиям в городе и подготовке штурмовых отрядов была поставлена 25 декабря. Лично мною с командиром, начальником штаба и командирами батальонов 81-го мотострелкового полка, действующего на главном направлении, были проведены занятия по организации взаимодействия при выполнении боевой задачи в Грозном.

29 декабря на КП Объединенной группировки проводилась окончательная отработка организации взаимодействия с командующими группировок, командирами частей и соединений, привлеченных к участию в операции. Каждому командиру штурмового отряда, штурмовой группы были подготовлены и вручены крупномасштабные карты, планы города, фотосхемы районов предстоящих боевых действий. Особое внимание в ходе занятия было уделено организации взаимодействия, способам взаимного опознавания частей и подразделений Вооруженных Сил и Внутренних войск МВД».

Как покажут дальнейшие события, именно отсутствие схем и карт, а также отсутствие взаимодействия между частями группировок приведут к большим потерям в ходе штурма города.

Сложные метеоусловия не позволили широко применять авиацию для уничтожения боевиков. Однако с 21 по 24 декабря фронтовые бомбардировщики Су-24М нанесли удары по позициям боевиков на окраине и в центре города.

В 6.00 31 декабря 1994 года начался штурм города. К 15.00 практически без боя подразделения 81-го мотострелкового полка и 131-й мотострелковой бригады заняли позиции в районе железнодорожного вокзала. Командир 81-го мотострелкового полка полковник А. Ярославцев в одном из интервью рассказал следующее: «…У меня была задача выйти на улицу Маяковского к 16.00. В этот момент у нас с майкопцами получились небольшие неувязки. Насколько я понял, их задача состояла в том, чтобы поддерживать нас, наращивать наши усилия, если нас остановит противник. Они же начали обгонять нас, вклиниваться. Но потом разобрались в ситуации, все вошло в норму. Впереди у меня был начальник штаба Семен Бурлаков. Фактически это был мой таран… Сопротивление в общем-то было слабое, хорошо, видно, поработала артиллерия, да и фактор внезапности свое сделал. К улице Маяковского дошли быстро и без потерь. Посмотрел на часы – 11.00. Доложил генералу Пуликовскому о выполнении задачи дня. Пуликовский выслушал и произнес: вперед. Что делать дальше, я знал – начал движение в сторону дворца и вокзала…»

Обходным маневром, оставляя в стороне центральные улицы, колонны группировки «Северо-Восток» вышли в 14.00 к мосту через Сунжу восточнее площади Орджоникидзе.

Подразделения группировки «Запад» попали в подготовленные засады, в течение долгого времени отбивали атаки боевиков, но в итоге отошли и заняли позиции в районе парка имени Ленина и на южной окраине города.

Авангард группировки «Восток», наступая вдоль железной дороги, вошел в город, но затем, углубившись на 3-4 квартала, был остановлен боевиками. По решению командующего группировкой маршрут был изменен. Однако подразделения вновь попали в засаду. В течение ночи с 31 декабря на 1 января они отбивали атаки боевиков и, понеся потери, отошли на ранее занимаемые позиции.

Не выполнили задачу и Внутренние войска. Они стояли на месте, когда в городе гибли солдаты и офицеры Министерства обороны. Командир 81-го мотострелкового полка полковник А. Ярославцев о взаимодействии с Внутренними войсками сказал так: «…Вечером 30-го мне сказали, что полку придаются два батальона Внутренних войск. Прибыли же три бронетранспортера…»

Вмешательство в руководство операцией значительного числа высоких начальников при отсутствии твердого единого руководства также не способствовало эффективному управлению войсками.

В результате сложилась сложная обстановка, когда в город смогли пробиться лишь группировки «Север» и «Северо-Восток», которые вели бои в окружении, будучи блокированными превосходящими силами дудаевцев. Грамотные действия командующего северо-восточной группировкой генерал-лейтенанта Л. Рохлина, правильно оценившего ситуацию и занявшего оборону в районе городской больницы и консервного завода, позволили избежать разгрома и уничтожения частей, наступавших на этом направлении.

Подразделения группировки «Север», встав колоннами вдоль улиц у железнодорожного вокзала, не позаботились об организации надлежащей обороны и укрытии техники, не вели разведку. Это позволило противнику скрытно сосредоточить там ударную группировку численностью до 3,5 тысячи боевиков, 50 орудий и танков. Бой начался в 19.00 31 декабря и продолжался всю ночь. В результате батальоны 81-го мотострелкового полка и 131-й мотострелковой бригады были рассеяны и частично уничтожены. Остатки группировки попытались закрепиться на железнодорожном вокзале, однако здание, имевшее множество выходов и огромные окна, было малопригодно для обороны. Командование федеральных сил попыталось разблокировать их, но к сожалению это привело к новым жертвам – попала в засаду и была частично уничтожена группа специального назначения под командованием лейтенанта Д. Ерофеева. После этого такая же задача была поставлена батальону 76-й и батальону 106-й воздушно-десантных дивизий под общим руководством подполковника Г. Юрченко. Ввиду отсутствия карты было принято решение наступать вдоль железной дороги. В 17.40 в районе станции Грозный–Товарная десантники попали под обстрел боевиков. В результате были уничтожены три БМД и две САУ «Нона». Вскоре стало известно, что части, к которым отправились на помощь десантники, из района железнодорожного вокзала уже вышли. Батальоны вернулись на исходные позиции.

Командир 19-й мотострелковой дивизии полковник Г. Кандалин отказался выполнять приказ о выдвижении в город для помощи окруженным.

К вечеру 1 января наступление федеральных сил захлебнулось, город по-прежнему находился под контролем боевиков. По Грозному блуждали мелкие группы российских войск, уцелевшие в новогоднюю ночь. Весь город был усеян подбитой техникой и трупами российских военнослужащих. Количество погибших и пропавших без вести солдат и офицеров федеральных сил достигло 1,5 тысячи человек. Только 131-я мотострелковая бригада потеряла 15 танков, 47 БМП. Погиб командир бригады полковник И. Савин и более 85 его подчиненных.

Заместителю командира 81-го мотострелкового полка по воспитательной работе полковнику И. Станкевичу также не без потерь удалось вывести своих подчиненных из окружения. В ходе новогоднего штурма полк потерял около 60 человек убитыми, были ранены командир и начальник штаба полка и еще 140 солдат и офицеров, десятки военнослужащих пропали без вести.

В 22.30 1 января две группы десантников 106-й воздушно-десантной дивизии по 30 человек под руководством капитанов Кошелева и Теплицкого в пешем порядке пробрались к вокзалу и тихо без боя заняли две оставленные на ночь боевиками пятиэтажки. Появление десантников стало полной неожиданностью для дудаевцев. В течение нескольких дней подразделения 106-й воздушно-десантной дивизии под руководством подполковника С. Голубятникова заняли ряд зданий вокруг вокзала, затем была организована их грамотная оборона. Таким образом, десантники сумели сковать возле здания вокзала значительные силы боевиков.

Для более успешного продолжения боевых действий были заменены некоторые командиры. Командующим группировкой войск «Запад» вместо отстраненного генерал-майора В. Петрука был назначен командир 76-й воздушно-десантной дивизии генерал-майор И. Бабичев. Командиром 19-й мотострелковой дивизии – полковник В. Приземлин.

Группировки «Север» и «Северо-Восток» были объединены в одну – «Север» под командованием генерал-лейтенанта Л. Рохлина. Также эта группировка была усилена прибывшей из Сибирского военного округа 74-й отдельной мотострелковой бригадой.

К 3 января на территории города образовалось несколько очагов сопротивления, состоящих из подразделений рассеянной группировки «Север» и прорвавшихся в город десантников. Наиболее важным в стратегическом плане был район железнодорожного вокзала, контролируемый сводным полком 106-й воздушно-десантной дивизии.

Из Грозного были выведены подразделения 81-го мотострелкового полка и 131-й мотострелковой бригады, понесшие большие потери в ходе новогоднего штурма.

Войска, оставшиеся в городе, продолжали отбивать постоянные атаки боевиков. Так 3 января в засаду попала рота 276-го мотострелкового полка, сопровождавшая колонну с боеприпасами, в результате чего погибло 15 человек.

Начиная с 5 января федеральные силы активизировали свои действия. 129-й мотострелковый полк, совершив обходной маневр, вышел к северной окраине города, дошел до центра города и, сломив ожесточенное сопротивление боевиков, занял позиции на восточном берегу реки Сунжа. В результате под контроль наших войск были взяты три моста через реку. Это обеспечило условия для более активных действий войск в восточной части города.

Южное направление по-прежнему оставалось незаблокированным. Сложившаяся обстановка и состояние действовавших на этом направлении частей федеральных войск не позволили сделать этого, но для прессы было подготовлено другое обоснование. Как объяснял начальник штаба Объединенной группировки федеральных войск генерал-полковник Леонтий Шевцов, «принятие такого решения было продиктовано соображениями гуманности. Это позволило эвакуировать значительную часть мирного населения в горные районы и другие республики, сохранить жизнь тысячам жителей Чечни, несмотря на издержки в этом случае чисто военного характера». Между тем открытый свободный проход в Грозный на южном направлении способствовал подвозу боевиками боеприпасов, вооружения и материальных средств, поступлению пополнения, а в последующем – и отходу основных сил дудаевцев после боев в Грозном в горные и предгорные районы и продолжению сопротивления вне столицы Чечни.

9 января Правительство Российской Федерации ввело 48-часовой мораторий на ведение боевых действий для вывоза раненых и убитых из зоны боев. Этот мораторий с обеих сторон был выдержан, чего нельзя сказать о последующих.

11 января в результате минометного обстрела загорелся склад боеприпасов в расположении 129-го мотострелкового полка. Было ранено 11 человек, сгорело 2 БТР и 18 автомобилей.

Подразделения российских войск вели тяжелые уличные бои с весьма призрачным успехом. Для завершения штурма города срочно требовались свежие силы и в город прибыли:

– сводный батальон 336-й бригады морской пехоты Балтийского флота под командованием командира бригады полковника Е. Кочешкова;

– сводный батальон 61-й бригады морской пехоты Северного флота во главе с начальником береговых войск Северного флота генерал-майором А. Отраковским;

– 165-й полк морской пехоты Тихоокеанского флота под командованием заместителя командира 45-й дивизии морской пехоты полковника С. Кондратенко. Все части прибыли без техники и к тому же были сформированы в спешном порядке, что не лучшим образом сказалось на боевой готовности подразделений. Так, например, батальон 336-й бригады доукомплектовывался 113 матросами с 75 кораблей Балтийского флота. Но тем не менее именно благодаря морским пехотинцам были захвачены позиции в центре города, к сожалению, ценою десятков жизней. Так батальон Балтийского флота в первый же день боев потерял 18 человек.

Большую роль в ходе штурма сыграли части специального назначения. Штурмовая группа 45-го полка специального назначения под командованием полковника П. Поповских без потерь захватила одно из тактически важных зданий в центре города – здание института нефти и газа. Однако трагедии случались и у спецназовцев. 14 января в здании, где находился отряд спецназа из Московского военного округа, сработало радиоуправляемое взрывное устройство, установленное боевиками. Погибли 35 солдат и офицеров.

Морально-психологическое состояние российских войск оставляло желать лучшего.

Холод, постоянные обстрелы, бессонные ночи, отсутствие какого-либо материального обеспечения, антиармейские настроения в стране, откровенно непатриотичное поведение ряда депутатов Государственной Думы, находившихся в стане врага – президентском дворце, а также элементарный страх за свою жизнь приводили к нервным срывам и самоубийствам среди солдат и офицеров.

В группе «Север» в результате минометного обстрела практически все части, входившие в группировку, лишились своих командиров. Был убит командир 33-го мотострелкового полка майор И. Корниенко, ранены командир 255-го мотострелкового полка полковник С. Рудской и заместитель командира 20-й мотострелковой дивизии полковник Н. Акимов. Наиболее сложная ситуация сложилась после ранения командира 74-й мотострелковой бригады полковника А. Бахина. Командующий группировкой генерал Л. Рохлин рассказал об этом: «Вызвал к себе заместителя командира бригады и командира первого батальона. Я поставил им задачу по удержанию важнейших объектов, пообещал представить к наградам и вышестоящим должностям. В ответ замкомбрига заявляет, что готов уволиться, но командовать не будет. И тут же пишет рапорт. Предлагаю комбату: «Давай ты…» «Нет, – отвечает, – я тоже отказываюсь». Это был тяжелейший удар для меня. Сил и так не хватало. На учете был каждый взвод. А тут целая бригада осталась без управления…»

В это время федеральные войска, неся большие потери, отбивая контратаки боевиков, захватывали ключевые позиции в центре Грозного. Была изменена тактика боя. Упор делался на создание опорных пунктов в многоэтажных зданиях, ведение наступления с использованием небольших мобильных штурмовых групп, массированное использование снайперов и, главное, эффективное использование артиллерии и авиации. В условиях уличных боев и чрезвычайно извилистой линии фронта, когда дистанция между российскими и чеченскими отрядами порой сокращались до гранатного броска, от летчиков и авианаводчиков требовалась ювелирная четкость в работе. К сожалению, было отмечено несколько случаев, когда из-за ошибок в целеуказании авиабомбы и НУРСы поражали здания, уже захваченные российскими войсками. Но даже при этих по большому счету неизбежных трагических инцидентах ВВС внесли немалый вклад во взятие города. Должность авианаводчика, так необходимая для полноценного применения авиации, не предусмотрена ни в одном подразделении Сухопутных войск. Эта проблема была решена после прикомандирования в полки летчиков из авиационных полков. Большая часть вертолетов и самолетов располагались за пределами республики, и связь с ними поддерживалась только через штаб Объединенной группировки. Бывали случаи, когда на позиции мотострелков приезжали летчики, отмечали на своих картах позиции боевиков, а после этого уничтожали их с воздуха. 17-18 января, как только позволила погода, штурмовики Су-25 нанесли по президентскому дворцу авиаудар с применением бетонобойных бомб и тяжелых НАР С-24. Одна ракета снесла угол дворца, другая – разрушила целую секцию здания от крыши до земли. Бомбы, пробив перекрытия отдельно стоящего корпуса конференц-зала и толстые железобетонные своды, поразили размещенный под ним бункер и подземный переход, связывающий его с дворцом. Утром 19 января подразделения 68-го разведывательного батальона, 276-го мотострелкового полка и морские пехотинцы Северного флота захватили президентский дворец. На его развалинах были установлены Российский и Андреевский флаги. В этот же день были захвачены и другие важные объекты в центре города (здания совета министров и гостиницы «Кавказ»).

К этому времени, приобретая определенный опыт, командиры больше внимания стали уделять подготовке подчиненных к боевым действиям в городе. В действиях офицеров больше стало осмысленности, инициативы. Значительно улучшилась управляемость подразделений и частей.

Нарастив усилия группировки войск «Восток», командование создало условия для блокирования города с южного и юго-восточного направлений, откуда по-прежнему боевики получали подкрепление, оружие и боеприпасы. Восточная группировка была переименована в группировку войск «Юго-Восток», ее возглавил заместитель командующего Приволжского военного округа генерал-лейтенант В. Попов.

3 февраля начался завершающий этап операции по разгрому незаконных вооруженных формирований в Грозном.

Для окончательного захвата города планировалось тремя сходящимися ударами группировок «Север», «Запад» и «Юго-Восток» завершить разгром боевиков в Грозном.

В период подготовки новой операции велась усиленная разведка на всех направлениях, постепенно федеральные войска увеличивали зону своего влияния, выставляли блокпосты. Группировка федеральных сил была усилена новыми частями.

324-й и 245-й мотострелковые полки, совершив маневр, захватили позиции на направлении Шали–Грозный, Хасавюрт–Грозный и дорогу Пригородно–Гикаловский. В это же время войска северной и западной группировок российских войск захватили господствующие позиции в центре города и на восточном берегу Сунжи. Затем подразделениями морской пехоты и ВДВ были налажены переправы через реку. Что и предопределило успех операции. Подразделениями 106-й воздушно-десантной дивизии были захвачены несколько высотных зданий, больница и блокирована площадь Минутка. Северная группировка завершила блокирование площади Минутка, взяв под контроль здания на площади Борьбы, в районе трамвайного парка и улицы Гудермесская. К 6 февраля организованное сопротивление боевиков в Грозном было сломлено. В течение 9-12 февраля группировка войск «Юго-Восток», усиленная 166-й мотострелковой бригадой, без потерь захватила дорогу Алхан-Юрт–Чечен-Аул, тем самым воспрепятствовав отходу боевиков из районов Алды и Новые Промыслы.

13, 15 и 17 февраля прошли переговоры командования федеральных сил с лидерами боевиков. Российскую сторону представляли А. Куликов, А. Квашнин и В. Корабельников. Руководителями чеченской делегации были А. Масхадов, Ш. Басаев и Р. Гелаев.

Федеральным командованием предлагалось остановить боевые действия, разоружить незаконные вооруженные формирования, кроме отрядов самообороны населенных пунктов, и приступить к подготовке выборов новых органов власти с учетом мнения населения оппозиционных районов. Все три дня сепаратистские лидеры отказывались принять наши условия и требовали немедленного вывода российских войск, выплаты контрибуции за причиненный разрушениями ущерб и выдачи лидеров оппозиции. Таким образом, эти переговоры изначально были тупиковыми и в итоге успеха не имели.

Командованию Объединенной группировки федеральных войск удалось добиться договоренности о прекращении огня с 16 по 19 февраля для обмена ранеными и военнопленными.

С 20 февраля боевые действия были возобновлены. В ночь с 20 на 21 февраля федеральные силы захватили господствующие высоты в районе Новых Промыслов, завершив полное блокирование города. В результате большие силы боевиков были окружены в районах Новые Промыслы, Алды и Черноречье. Для воспрепятствования отхода боевиков в южные районы республики использовалась армейская и фронтовая авиация, которые взяли под контроль шоссе, по которому пытались прорваться чеченские автоколонны. В ходе операции по блокированию дорог было уничтожено 2 БТР и свыше 50 грузовиков и автобусов с боевиками.

К концу февраля ведение активных боевых действий в Грозном было завершено. Многие части Минобороны убыли к местам постоянной дислокации. В город были введены силы МВД, которые совместно с подразделениями Министерства обороны приступили к разминированию города и уничтожению мелких групп боевиков, оставшихся в городе. Прибывающие в город подразделения ОМОН, СОБР и спецназа ГУИН имели слабую подготовку для ведения общевойскового боя, но их огромный опыт в захвате преступников, проведении обысков и разминировании помог эффективно бороться с дудаевцами. Проводимые силами МВД мероприятия журналисты стали называть «зачистками». Это слово настолько точно и кратко обозначало спецоперации федеральных сил, что вскоре им стали пользоваться все. Руководителем Объединенной группировкой войск был назначен командующий Внутренними войсками генерал А. Куликов. Предполагалось, что на этом ведение активных боевых действий закончится и Внутренние войска займутся разоружением боевиков.

Операция по захвату Грозного далась федеральным войскам немалой кровью. С 31 декабря 1994 года по 1 апреля 1995 года, по данным Генштаба ВС на тот момент, в ОГВ погибло 1.426, было ранено 4.630 военнослужащих, 96 солдат и офицеров числилось в заложниках у дудаевцев.

Основными причинами затянувшегося штурма города и больших потерь российских войск стали:

– недооценка подготовленности боевиков, возможностей их разведки;

– нерешительность многих командиров, особенно на первоначальном этапе;

– низкий уровень подготовки офицеров звена взвод–рота;

– отсутствие в наступающих подразделениях подготовленных корректировщиков артиллерийского огня и авианаводчиков, трудности с применением авиации в городе;

– неготовность федеральных сил к ведению боевых действий в городе;

– плохая обученность российских войск, неумение многих солдат управлять боевой техникой;

– отсутствие современных средств связи;

–неналаженное взаимодействие между наступающими войсками, между частями Министерства обороны и Внутренними войсками;

– плохое тыловое обеспечение федеральных сил;

– большое количество военной техники устаревших образцов и в неисправном состоянии;

– устаревшие карты местности (1972 г., запланированное их обновление в 1991 году выполнено не было, в результате на картах не были нанесены целые районы, построенные за эти годы), отсутствие планов штурмуемых зданий;

– активная поддержка боевиков местным населением;

– сформировавшееся в обществе резко негативное отношение к контртеррористической операции.