Новости

Узнай врага

Одной из самых серьезных угроз безопасности Российской Федерации продолжает оставаться непрекращающаяся деятельность незаконных вооруженных формирований на территории Северного Кавказа.

Тем, кто собирается в командировку в зону проведения контртеррористической операции, необходимо знать, что они в ходе выполнения служебных задач столкнутся не с уголовными бандами (хотя их там тоже предостаточно), а прежде всего с четко структурированной организацией, имеющей подразделения, предназначенные для выполнения различных задач, начиная от вербовки, заканчивая проведением диверсионных актов.

В данной статье речь пойдет об организации разведки и контрразведки лидерами бандформирований. Необходимо отметить, что за долгие годы боевики накопили большой опыт проведения диверсионно-террористических акций (ДТА), для успешного осуществления которых им необходимо грамотно организовать разведку объекта, а также контрразведывательные мероприятия. Автор руководствуется фактами, с которыми ему пришлось столкнуться на практике в течение нескольких лет выполнения служебных обязанностей в Чечне.

DVC00060

Глазастые и ушастые…

Каждый главарь бандгруппы, действующей в том или ином районе, отвечает за сбор информации, необходимой для проведения ДТА. Одним из основных способов было и остается наблюдение. Многочисленные горные возвышенности, покрытые лесом, рощи и перелески являются удобным местом для оборудования позиции, с которой можно отслеживать все передвижения автомобильной и бронетехники. Современная оптика позволяет боевикам, ведущим визуальную разведку, находиться на сравнительно больших расстояниях от будущего объекта проведения ДТА и в то же время детально изучить его.

Из допросов пленных бандитов и анализа трофейных документов известно, что данные зрительного наблюдения за объектом зачастую фиксировались на видеопленку, причем съемка проводилась с разных ракурсов. В результате составлялась настолько подробная схема места предстоящей диверсии, что она позволяла в деталях уяснить задачу даже тем боевикам, кто ни разу не был на данном объекте.

Для получения сведений боевики зачастую используют своих пособников из числа пастухов, егерей, охотников, лесорубов. То есть всех тех, кто естественно «гармонируя» с горно-лесистой местностью может предупредить бандитов о появлении в районе группы специального назначения или подразделения армейской разведки. Заметим, что опытный егерь или охотник сможет достаточно точно сказать о количестве бойцов в группе, маршруте их передвижения по следам, оставленным на земле и траве.

Для наблюдения в населенных пунктах используются жители домов, расположенных в районе мест дислокации войск. Они не только каждый день визуально наблюдают за жизнью военных, но и имеют среди них знакомых. Кто был на Северном Кавказе, наверняка помнит многочисленных зевак, праздно сидящих в различных населенных пунктах, вдоль дороги на протяжении многих часов. Как правило, среди таких вот «созерцателей» много наблюдательных людей с хорошей памятью и отличным слухом, которых используют боевики для получения сведений о времени выхода подразделений инженерной разведки, колонн техники, а также о маршрутах движения мелких групп военнослужащих.

О том, какое значение придается визуальному наблюдению, можно судить и по инструкции, захваченной на базе боевиков в одном из западных районов Чечни: «Кроме разведки путем проникновения на объект, он изучается наблюдением с дальних дистанций в дневное время и ночью наблюдателями, расположенными вблизи объекта. В ходе такого наблюдения можно установить место размещения мастерских и других, интересующих партизан объектов (ночью по освещенности этих мест), поведение часовых на постах, порядок и время смены их, место караульного помещения, как часовые несут службу, бдительно ли (в холодное время или в жару). Данные разведки наносятся на схему».

К сожалению, размещая войсковые подразделения в предгорной местности, начальники не всегда задумываются о том, что с господствующих высот боевикам будет нетрудно узнать все, что их интересует и организовать ДТА. Так, в ходе второй «чеченской» войны командование расположило одно из подразделений МВД в населенном пункте Шалажи, на окраине этого селения. Милиционеры оборудовали свое место дислокации на бывшем консервном заводе, возле нескольких высоток, с которых вся территория была как на ладони. Кроме того, из места расположения подразделения шла только одна дорога, которая также хорошо просматривалась с окрестных сопок. Через два месяца подразделение подверглось хорошо организованному и продуманному нападению. Погибли командир и его заместитель.

По схожей причине неоднократно подвергалось обстрелам подразделение военной комендатуры, дислоцирующейся в населенном пункте Танги Урус-Мартановского района. Территория его расположения непосредственно примыкала к горам, с которых боевикам можно было беспрепятственно вести разведку…

DVC000014

О чем молчат манекены…

В противодействии разведке бандформирований очень важна и даже неоценима роль маскировки. Маскировочные сетки, высокие валы, светомаскировка, правильный режим использования средств радиосвязи, различные мероприятия по введению противника в заблуждение и многое другое существенно осложняет боевикам ведение разведки.

Главное – чтобы отношение к делу было серьезным. Так, командиры многих подразделений в Чечне использовали манекены, одетые в военную форму, чтобы ввести в заблуждение разведку боевиков относительно маршрутов выдвижения часовых и боевого охранения. У тех, кто не придавал этому делу особого значения, манекены днем и ночью постоянно находились на одном и том же месте. В конце концов на эти «пугала» мирно садились птицы, начиная выклевывать из них набивку… Естественно, ничего кроме смеха у боевиков и местных жителей такая «маскировка» не вызывала.

Однако, если «чучела» изготавливались тщательно и их место нахождения постоянно менялось, то эта мера давала результат. Ночью снайперы боевиков, введенные в заблуждение, записывали на свой «боевой счет» манекены, молчаливо и безропотно воспринимавшие любой выстрел… В то время как реальные позиции, где находились солдаты, скрытые маскировочной сеткой и бруствером, были неведомы снайперам. Более того, имелась возможность засечь, откуда ведется снайперский огонь, и адекватно ответить… Остается добавить, что эти «чучела» так или иначе периодически «показывали» боевикам, чтобы создать иллюзию реальности.

В частности, мне неоднократно приходилось видеть пулевые отверстия на манекенах после их «ночного дежурства» на огневых точках, расположенных по периметру места дислокации части Внутренних войск в одном из западных районов Чечни.

Здесь хочу сделать отступление. Предлагаю обратиться к очень поучительному опыту наших партизан в годы Великой Отечественной войны. Командир партизанского отряда Герой Советского Союза полковник Антон Бринский для введения противника в заблуждение неоднократно использовал манекены. Однажды это умение спасло жизнь и ему самому, и десяти его разведчикам. Партизаны находились в деревне, где нужно было собрать необходимую информацию. Внезапно нагрянули каратели, которые узнали место их нахождения от предателя. Дом был оцеплен (в нем жил один из активных партизанских помощников). Разведчикам предложили сдаться. Они вступили в бой, однако в любой момент к противнику могла прийти подмога. Время работало на врага.

Из дома можно было скрытно выйти в примыкавший к деревне лес, но, если момент отхода партизан был бы замечен, каратели тут же организовали бы преследование. Положение осложнялось и тем, что разведчики были скованы в действиях, ведь они забирали с собой своего помощника и его семью, чтобы спасти их от гибели. Тогда Антон Петрович приказал начать отход и одновременно приступил к спешному изготовлению манекенов из подручных средств. Соорудив их, разведчики высовывали эти чучела из окон, одновременно ведя огонь с закрытых позиций. Несколько манекенов менялись достаточно часто для того, чтобы ввести карателей в заблуждение относительно истинной численности партизан. Когда в деревню прибыли немецкие солдаты, в доме уже никого не было, а партизаны находились достаточно далеко…

Неоднократно манекены использовались для создания ложных огневых позиций при преследовании партизан превосходящими силами врага. Подобные мероприятия позволяли выиграть время для организации отхода.

DVC00002

Азбучные истины ценою в жизнь

Продолжая разговор о противодействии разведке боевиков, хотелось бы обратить внимание на следующие моменты. Во время движения подразделений инженерной разведки бандиты постоянно выявляют малейший шаблон в действиях саперов, что потом используется при организации засад и подрывов. Поэтому останавливаясь в том или ином месте, необходимо оборудовать и маскировать свою позицию, постоянно менять местонахождение.

Мне приходилось неоднократно наблюдать, как подразделение инженерной разведки, действующее на одном из участков трассы Ростов–Баку, умело маскировало свои позиции, на которых они находились после проверки дороги. Я уже знал, где примерно будут находиться бойцы, однако каждый раз они, используя маскировочные сети, ветки деревьев  и естественный рельеф местности, существенно затрудняли обнаружение их местонахождения (даже для достаточно опытного взгляда). То есть они оставляли боевикам мало шансов для внезапного нападения, действовали нешаблонно.

Тем, кто задействован в охране пункта постоянной дислокации, нужно помнить, что наблюдатели боевиков так или иначе обнаруживают себя. Так, в одной из частей специального назначения, находящейся в непосредственной близости от горного массива, несущий службу часовой заметил на склоне горы отраженный солнцем блик оптического прибора. Солдат отметил на схеме место, где предположительно находился наблюдатель и немедленно доложил об этом командованию. Командир отряда принял решение отправить туда группу разведки. Через час с небольшим пришел доклад от командира поисковой группы: на месте, указанном часовым, обнаружен пост наблюдения, представлявший из себя окоп с бруствером, над которым был сооружен навес из бревен и веток. Наблюдатель успел ретироваться, оставив в спешке вещи.

Конечно, кто-то может сказать, что автор повторяет набившие всем оскомину истины о маскировке и бдительности. Только хочется напомнить, что зачастую в повседневной текучке дел многие начальники забывают именно об этих азбучных истинах. И мне было больно видеть, как становились добычей снайпера часовые, коротающие ночь с сигаретой в зубах, как смеются чеченцы над «топорной» маскировкой многих воинских частей, как нарушение правил световой маскировки способствует успеху ночного налета на блокпост или комендатуру…

Обращаясь ко всем, для кого актуальна эта тема, хочу подчеркнуть – запомните, если вы не видите противника, то это не значит, что он не видит вас. И вообще, осторожности много не бывает…

DVC00052

Чужие среди своих

Для сбора необходимой информации об объектах предстоящей диверсии лидеры боевиков стараются организовать проникновение туда своих разведчиков, используя ту или иную легенду.

Так, в октябре 2005 года, незадолго до нападения бандитов на город Нальчик, правоохранительными органами был задержан их пособник, снимавший на видеопленку здание одного из РОВД. Более того, под видом репортера одной из республиканских газет он пытался проникнуть в само здание и провести съемку внутри. Однако благодаря бдительности дежурного был задержан. При обыске у него изъяли фальшивое журналистское удостоверение. На допросе выяснилось, что ему было поручено провести съемку здания РОВД, составить подробный его план, выяснить, где хранится оружие и выявить систему охраны и обороны.

Нередко местные жители открывают вблизи войсковых частей киоски и небольшие магазины, услугами которых часто пользуются солдаты и офицеры. Торговцы всегда выполняют просьбы своих покупателей и зачастую продают солдатам спиртные напитки, а порой и вместе с ними распивают их. Естественно, во время «дружеской беседы» подогретые алкоголем ребята выбалтывают много лишнего. Таким образом, хозяин магазина, расположенного рядом с военной частью, вольно или невольно становится носителем ценной информации. Пособники боевиков редко оставляют таковых без внимания. Они общаются с хозяевами подобных торговых точек, зачастую используя их «в темную», однако многие коммерсанты сидят у боевиков, что называется, на зарплате и поставляют им ценные сведения.

Так, приветливый хозяин магазинчика, расположенного рядом с одной из частей, стоящей в горном районе Чечни, постоянно общался с бойцами и зачастую выпивал вместе с ними. До тех пор, пока один внимательный сержант не обратил внимания на то, что торговец после разговоров с солдатами что-то записывает в свой блокнот. Потом с ним общались уже представители войсковой контрразведки. Оказалось, что в блокноте коммерсанта были записаны фамилии некоторых офицеров войсковой части, а также информация, касающаяся  боевого использования данного подразделения.

Однако особенно ценными для боевиков являются сведения, полученные от информаторов, работающих или служащих в войсковых частях, подразделениях МВД, различных государственных учреждениях. Например, незадолго до нападения бандитов на Нальчик в октябре 2005 у одного из задержанных пособников была найдена подробная схема аэропорта с описанием системы его охраны. Как потом было выяснено, ее изготовил за приличное вознаграждение один из сотрудников, входящий в состав подразделения, отвечающего за безопасность аэропорта.

Еще осенью 2001 года лидеры бандформирований ставили своим пособникам задачу активно внедряться в подразделения МВД. Для дачи взяток денег не жалели. В результате в милиции оказалось много пособников и лиц, сочувствующих боевикам. Подобная картина наблюдается не только в Чечне, но и в Ингушетии и Дагестане.

Сразу хочу оговориться, я неоднократно видел, как многие милиционеры рисковали своей жизнью, защищая законность и правопорядок, некоторые в результате остались инвалидами или погибли. Честь им и слава. И пусть сказанное выше не будет воспринято как мнение автора обо всех работниках милиции – среди них много тех, кто честно выполняет свой долг. Однако факты – вещь упрямая. Иначе как можно объяснить, что во время нападения на город Назрань боевики уничтожали не всех работников подразделений МВД – нет, охота шла на тех, кто хорошо делал свою работу, результатом которой были аресты бандитов, изъятые схроны с оружием. Многие погибшие сотрудники милиции были вызваны из дома по телефонам и по дороге на службу уничтожены. Подобная информация не могла быть получена без участия пособников, внедренных в правоохранительные органы.

В течение 2005 года было совершено много нападений на сотрудников милиции в Дагестане. Здесь такая же история: уничтожали тех, кто реально боролся с боевиками. Осенью 2005 года ныне покойный Басаев ставил подчиненным ему боевикам задачу не просто уничтожать сотрудников МВД, а стараться внедрить на их место своих пособников.

Не могу не упомянуть, что огромное внимание лидеры бандформирований уделяют ведению радиоразведки. Доступность на отечественном рынке средств связи и аппаратуры прослушивания, а также наличие в рядах бандгрупп боевиков, имеющих среднее техническое и высшее образование, делают вполне осуществимым ее квалифицированное ведение.

Многие из тех, кто бывал в командировках в Чечне, неоднократно встречались с фактами, когда боевики вклинивались в переговоры, ведущиеся на служебных каналах радиосвязи. Например, осенью 2004 года при проведении спецоперации в одном из районов города Грозный у убитого боевика был найден блокнот, в котором были отмечены рабочие частоты подразделений федеральных сил, действующих в столице Чечни, а также позывные с указанием тех начальников, кому они принадлежат. Конечно, не все в том блокноте было правильно, но то, что радиоразведка боевиками ведется постоянно – это факт. Поэтому вполне понятно, что пользоваться открытыми средствами радиосвязи надо крайне осторожно. Необходимо периодически менять радиопозывные и рабочие частоты.

DVC00061

Они ищут наши уязвимые места…

Интересно отметить, что у главарей бандформирований налажена система обработки всех разведсведений, которой уделяется внимания не меньшее, чем процессу их добывания. Каждое формирование включает в себя несколько бандгрупп, которые несут ответственность за свои районы. У главаря бандгруппы имеется своя сеть пособников в населенных пунктах зоны ответственности. Периодически он получает задачи по разведке от лидера бандформирования через курьеров либо при личных встречах. Далее он сам решает, как будет добывать необходимые сведения. При планировании ДТА задание на разведку могут получить несколько групп одновременно, причем объекты, о которых необходимо собрать сведения, могут находиться в разных населенных пунктах.

Делается это по двум причинам, первая – как показывает опыт, лидеры бандформирований сохраняют в тайне свои планы до самого последнего момента, вторая – бандгруппы достаточно мобильны и могут, собравшись в одном месте, быстро переместиться в другое.

Так, перед проведением ДТА в Назрани боевики были сосредоточены в нескольких удаленных друг от друга местах. Только после получения сигнала о выдвижении к объекту нападения рядовым боевикам стало известно, что им предстоит делать.

И еще одна причина, по которой разведка боевиков собирает сведения о нескольких объектах одновременно: лидеры бандформирований всегда выбирают для нападения наименее защищенный объект. В каждом бандформировании существуют так называемые оперативные отделения, в задачу которых входит систематизация и обработка полученных сведений. Все, что удается узнать разведчикам о том или ином объекте, стекается для обработки лидеру бандформирования и лицам из его ближайшего окружения, многие из которых входят в состав оперативных отделений. В случае если та или иная информация является неполной или некоторые сведения противоречат друг другу, для их уточнения выделяются разведчики из состава бандгруппы, которая находится в непосредственном подчинении лидера бандформирования.

Осенью 2001 года один из задержанных боевиков на допросе рассказал, что однажды он собирал сведения об одном из подразделений федеральных сил, дислоцирующемся в населенном пункте Старые Атаги. Вся добытая информация (как выяснилось впоследствии, удалось узнать ему немало) была доложена главарю бандгруппы. На следующий день на базу пришел с группой боевиков Шамиль Басаев, в состав бандформирования которого входили боевики данной группы. Он сначала долго беседовал с глазу на глаз с главарем, после чего подозвал к себе разведчика, выполнявшего задачу в Старых Атагах, и детально уточнял все сведения, которые тому удалось добыть. Много позже боевик узнал, что Басаев послал проверить эти данные нескольких разведчиков из группы, которая находилась в тот вечер вместе с ним. Данный факт говорит о том, насколько профессионально подходят боевики к процессу сбора и обработки получаемых ими сведений.

Для сбора информации об объектах, находящихся за пределами Северо-Кавказского региона, лидеры бандформирований используют своих пособников из числа местных кавказских диаспор. Что и говорить, вопросы бдительности во многих военных и государственных учреждениях в далеких от Северного Кавказа регионах, мягко говоря, не на высоте. Люди принимаются на работу и службу по контракту порой без должной проверки, охрана на входе на многих предприятиях несется зачастую формально. В результате всего этого стали возможными ДТА в Москве и Волгограде.

Перед тем как провести диверсию на гражданских объектах в нашей столице и других городах, боевики также старались собрать о них полную информацию. В 2004 году сотрудниками МВД Чеченской Республики во время проведения спецмероприятия у одного из задержанных боевиков были изъяты карты трех городов Московской области с нанесенными на них местами дислокации воинских частей, районных отделений милиции, а также административных зданий. Причем к карте прилагался листок с пояснениями, из которых можно было узнать, какие именно воинские объекты нанесены на карту, их предназначение и многое другое. Подобные сведения можно было получить, только проживая долгое время в тех населенных пунктах, карты которых были изъяты у боевика.

DVC00009

Друг друга заложить – это обязанность

В составе бандформирований имеются так называемые «особые отделения», в задачу которых, помимо сбора и обработки разведывательных сведений, входит также и организация контрразведки. Первое и самое основное, чем занимаются боевики, входящие в «особые отделения», – это проверка на благонадежность членов бандгрупп и выявление агентуры спецслужб как в своих рядах, так и среди мирного населения, второе – недопущение утечки информации о планах и намерениях боевиков, третье – организация дезинформации разведки федеральных сил.

Для проверки на благонадежность боевиков, а также завербованных лиц лидерами бандформирований организуется сбор сведений о каждом из членов бандгрупп и тех, кто готовится вступить в ряды бандитов. Зачастую для этой цели привлекаются пособники боевиков, служащие в правоохранительных органах или работающие в государственных учреждениях. С их помощью добывается информация о том, сотрудничает ли тот или иной член бандгруппы или завербованный боевик со спецслужбами. После этого за ним организуется наблюдение непосредственно на базе.

Как правило, в бандгруппах существует система наблюдения друг за другом, каждый должен докладывать главарю о том, что говорят его товарищи. При пользовании мобильными телефонами боевики отходят от базы не менее чем на 800 метров, при разговоре рядом с одним должны находиться не менее 2-3 боевиков, которых главарь потом спросит, о чем шел разговор по телефону.

В 2004 году за нарушение данного правила двое боевиков были расстреляны главарем бандгруппы, действующей в одном из восточных районов Чечни. Бандиты нарушили данное правило конспирации и ушли для разговора только вдвоем на расстояние порядка 200 метров от базы.

DVC00014

По законам стаи

Если у главаря бандитов появляется сомнение по поводу кого-либо из своих людей, он организует проверку, в ходе которой подозреваемый в связях со спецслужбами изолируется от остальных. Прибывшие на базу специалисты «особого отделения» начинают методично, 2-3 раза в день, его допрашивать. Они постоянно требуют от подозреваемого добровольно признаться в связях с представителями федеральных сил. Если допрашиваемый не признается, то его обещают расстрелять. Зачастую главарь бандгруппы даже имитирует шариатский суд, в ходе которого выносится за якобы имеющее место предательство смертный приговор. Если и эта мера не приводит к желаемому результату, то подозрения, как правило, снимаются, но это не значит, что наблюдение за членом бандгруппы прекращено…

Однако в процессе проверки у допрашиваемых сдают нервы. Кто-то начинает наговаривать на себя, признаваясь в сотрудничестве со спецслужбами. Его продолжают допрашивать дальше, пытаясь выяснить содержание тех задач, которые ему ставились, имена и должности офицеров, работавших с ним. Если становится ясно, что он просто не выдержал проверки и испугался, его оставят в группе, но не будут привлекать к участию в каких-либо серьезных операциях. Однако если выяснится, что он действительно виновен, после пыток последует расстрел.

Вот пример того, как проводится проверка в населенных пунктах. Ночью в дом к подозреваемому врывается группа бандитов, которые обвиняют его в сотрудничестве с представителями федеральных сил или правоохранительными органами. Суют в лицо написанную на бумаге копию приговора шариатского суда и говорят, что в ближайшее время приведут его в исполнение. В некоторых случаях дома могут провести обыск с целью обнаружения компрометирующих материалов. После этого в течение 2-3 дней за подозреваемым ведется наблюдение. Если он обращается за помощью в милицию или пытается покинуть свой дом, то боевики, как правило, приводят приговор в исполнение. Если подозрения не оправдываются, то пособнику приносят извинения и даже могут дать некоторую сумму денег в качестве компенсации за причиненный ущерб.

Однако на этом проверка не заканчивается. В доверительной беседе один из боевиков сообщает пособнику, прошедшему первый этап проверки, о том, что ему известно имя человека, его оговорившего. После того как бывший подозреваемый узнает имя клеветника, он может поступить следующим образом. Первое – разобраться с ним по «законам гор», второе – попытаться скомпрометировать его перед правоохранительными органами, подбросив домой наркотики, оружие или боеприпасы. Если правоохранительные органы или представители федеральных сил начинают проводить активные мероприятия по защите подозреваемого боевиками, то это служит доказательством того, что бандиты не ошиблись. В этом случае приговор шариатского суда вступит в силу.

Остается добавить, что наблюдатели могут отследить не только перемещения бронетехники и военнослужащих, но и выявить оперативный автотранспорт, местных жителей, которые часто общаются с представителями спецслужб. Для этой цели боевиками используются цифровые видеокамеры, способные вести непрерывную съемку. Они устанавливаются в окнах домов живущих рядом с объектом наблюдения пособников. Результаты дадут почву для размышления специалистам «особых отделений»…

DVC00038

Маршруты Басаева не знали даже его разведчики…

Меры конспирации у боевиков серьезны. Никакой утечки информации. Бандиты, действующие в горной местности, называют друг друга вымышленными именами, что делает при захвате одного из них работу по определению состава группы чрезвычайно сложной. Боевик может знать подлинные имена и фамилии только тех, с кем он давно знаком. Любопытных бандиты в своей среде не терпят. Никаких списков с указанием фамилий, имен главари у себя не держат.

Каждая бандгруппа имеет в зоне своей деятельности до 10-12 оборудованных баз, которые находятся на расстоянии от 4 до 12-14 километров от населенных пунктов. Бандиты часто создают систему ложных баз, основное назначение которых состоит в том, чтобы ввести в заблуждение группы разведки, ведущие поиск в горно-лесистой местности. Места реального базирования бандгрупп, как правило, хорошо замаскированы и находятся на расстоянии 1-2 километра от ложных баз.

Информация о планах и намерениях боевиков держится в строжайшем секрете. Как уже было отмечено выше, главари бандгрупп и простые боевики порой узнают о своих предстоящих действиях в самый последний момент. И уж тем более держатся в полной тайне сведения о передвижении лидеров бандформирований.

Так, один из задержанных боевиков, занимавшийся ведением разведки в бандформировании Шамиля Басаева, во время допроса показал, что о времени и маршрутах его переходов не знал никто. Вот как он рассказывал об одной из встреч с ним. Как-то вечером боевик вернулся с выполнения очередного задания и, доложив главарю добытые сведения, лег отдыхать. Буквально через несколько часов его разбудили и сказали, что на базу идет Басаев, о чем было получено сообщение по радиосвязи (при этом необходимо отметить, что свои позывные главари бандгрупп, а тем паче их начальники меняют очень часто).

Как потом стало известно, лидер бандформирования дал сигнал о своем приближении за 2-3 километра от базы. По прибытии на место он получил необходимую информацию от главаря группы, причем во время разговора к ним никто не подходил – это запрещено. После этого Басаев поговорил отдельно с каждым разведчиком, общение также проходило с глазу на глаз. Таким образом, никто из боевиков, включая командира группы, не знал, что больше всего интересовало лидера бандформирования. После чего Басаев назвал имя другого главаря бандгруппы, к которому он собирается идти, и покинул базу. Однако, как позже выяснилось, он пошел совершенно в другом направлении.

DVC00005

Постскриптум

Таким образом, за время ведения боевых действий на Северном Кавказе боевиками выработаны достаточно эффективные приемы и способы сохранения в тайне своих планов. Помимо распространения ложной информации относительно своих намерений, через провокаторов, которые зачастую числятся осведомителями органов внутренних дел и других спецслужб, лидеры бандформирований используют дезинформацию для борьбы с агентурной сетью милиции и ФСБ. Так, выявляя осведомителя, работающего на спецслужбы, боевики зачастую стараются не уничтожать его, а налаживают канал поставки ложной информации, тем самым дискредитируя агента перед его руководством.

Иногда через своих людей боевики могут подбросить оружие или наркотики лицам, подозреваемым в сотрудничестве со спецслужбами, после чего через своих пособников дают знать об этом представителям федеральных сил или сотрудникам местных правоохранительных структур. Естественно, доверие к такому человеку теряется.

В заключение добавлю, что многие из описанных выше приемов ведения разведки и контрразведки использовались членами бандформирований в Афганистане.

Сергей ТАРАСОВ