Новости

В Киеве недосчитались около 2 тысяч раненых

Военная новость этой недели, которую можно назвать главной, – запрос Украины о проведении военной инспекции на территории «страны-агрессора», как называют в Киеве Россию. «Страна-агрессор» дала согласие – смотрите, нам скрывать нечего.

В то же время Россия еще ни разу не провела аналогичной инспекции на территории Украины: нет нужды тратить деньги на получение информации, которая и так всем хорошо известна. Ежедневно ВСУ несут потери убитыми и ранеными. 15 января, например, погиб капитан ВСУ, серьезное ранение получил младший лейтенант. А в поселке 2-я Знаменка Кировоградской области в этот день был объявлен траур. Здесь хоронили старшего матроса Сергея Трубина. В Николаевской области похоронили младшего сержанта Сергея Сонько, а в Сумской области – младшего сержанта Николая Охрименко. По данным судмедэкспертизы, проведенной в Днепропетровске (ныне  Днепр), причиной смерти трех бойцов из 1-й роты 501-го батальона 36-й бригады морской пехоты стал подрыв на мине. 8 января эта троица по какой-то надобности подалась за линию разграничения под Мариуполем и забрела на минное поле. Морпехов считали пропавшими без вести до 13 января, когда представители ДНР вернули тела горе-героев ВСУ.

В декабре, по скромным подсчетам волонтеров, в боях погибли 20 бойцов ВСУ. Еще больше было небоевых потерь. Например, 1 декабря младшего сержанта Олега Лысенко убил во взводном опорном пункте его «побратим», младший сержант Олег Попов. 5 декабря младший сержант Дмитрий Мищишин умер от переохлаждения. 10 декабря бойца ВСУ Виталия Соломкина расстрелял из автомата его же «побратим». 13 декабря старшего солдата Евгения Ремишевского убили во время конфликта на территории части. 17 декабря старший сержант Ярослав Павлюк умер во сне на позиции подразделения, теперь такое случается часто. 20 декабря на территории воинской части военнослужащий «случайно» застрелил своего сослуживца. 28 декабря мертвого гранатометчика Павла Мискевича нашли в туалете харьковского военного госпиталя с ножевым ранением шеи. 29 декабря старший солдат Олег Стас покончил жизнь самоубийством. Это лишь малая часть декабрьских небоевых потерь.

По данным Минобороны, с 18 по 23 декабря во время боев на Светлодарской дуге погибли восемь военнослужащих. Однако медик с позывным «Мураха» сравнила поток раненых и погибших с потерями в дебальцевском котле. Медики говорят, что потерь намного больше, чем заявляют официально в штабе АТО и в Минобороны, рассказала журналистка Евгения Гончарук. «Как будто февраль 2015 вернулся снова», – так волонтеры группы «Сестра милосердия АТО/ Харьков» описали ситуацию в харьковском госпитале. 15 января городской портал информировал: «В харьковский госпиталь 13–14 января из зоны АТО было доставлено много раненых и больных украинских бойцов».

В официальном письме от 24 ноября 2016 года представитель Минобороны Украины Александр Копаныця сообщил, что за время проведения АТО по состоянию на 21 ноября погибли 2145 военнослужащих ВСУ, небоевые потери – 487 человек, 7091 – раненых. Среди погибших 335 офицеров, 1807 солдат и сержантов.

Но и к этим цифрам доверия нет. Примерно в то время, когда Александр Васильевич писал свой ответ журналистам о количестве погибших и раненых, начальник украинского Генштаба Виктор Муженко давал интервью изданию «Голос Украины». Он сказал: «С начала проведения АТО имеем 3064 погибших от всех силовых структур, из которых 2636 – военнослужащие Вооруженных сил Украины, из этого числа 2148 – это боевые потери. Раненых – 10 753 человека, в том числе 8897 – военнослужащие ВСУ», то есть на 1806 человек больше.

В докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, приводятся следующие цифры: по меньшей мере 9758 человек убиты и 22 779 ранены по состоянию на 1 декабря 2016 года. Среди гражданских более 2 тыс. убитых и 6–7 тыс. раненых. Следовательно, погибли более 7,5 тыс. представителей всех силовых структур по обе стороны противостояния.

В выступлении 6 декабря по случаю 25-летия ВСУ Порошенко привел ту же цифру – 7,5 тыс., но почему-то сказал, что это не военные, а гражданские лица Украины.

Месяцем ранее первый заместитель председателя Верховной рады Ирина Геращенко в ходе парламентских слушаний сообщила: «Имеем уже свыше 6 тыс. членов семей погибших участников АТО». Кроме того, около 4 тыс. участников АТО получили статус инвалида войны.

По словам Петра Порошенко, «защитник Отечества – одна из самых благородных профессий» на Украине. Как в действительности относятся к «защитникам», в особенности к мертвым, рассказал руководитель миссии «Черный тюльпан» Ярослав Жилкин. «Возле тел бойцов, погибших в зоне АТО, не остается ничего, потому что через них проходит несколько волн мародеров. Первые те, кто принимал участие в бою. С мертвых снимают ценные вещи: золотые цепочки, крестики, кольца и перстни». Вслед за ними приходят тыловики. Третья волна – местное население.

Или еще один пример. Лейтенант Никита Яровой погиб 18 декабря. Спустя восемь суток его тело все еще находилось в городском морге Днепропетровска. Как сообщил волонтер Юрий Мысягин, райвоенкомат отказался выделить гроб для похорон. «Су*и, похороните достойно молодого лейтенанта», – выразил возмущение Мысягин.

Видимо, военкоматы испытывают дефицит гробов для погибших. А госпитали – дефицит трусов для раненых. «Очень необходимы трусы», – написали волонтеры из группы «Сестра милосердя АТО/Харків». Но «патриоты» не торопятся обеспечить своих защитников трусами. И даже украинские собаки к ним относятся не по-доброму. На Рождество интернет-издание «Левый берег» сообщило, что под Киевом собаки загрызли участника АТО. По данному факту открыто уголовное производство по статье 115 Уголовного кодекса (умышленное убийство).

Что делать? В минувшую пятницу в киевском ресторане после хорошего «отдыха» парень достал пистолет и выстрелил себе в голову, пишет «Левый берег». Но разве для этого три года назад в Киеве произошла революция гидности?

http://nvo.ng.ru/realty/2017-01-20/2_933_red.html