Новости

Владимир Рощупкин — О чем предупреждал сэр Джон…

7 июля нынешнего года стало «черным» днем не только для Великобритании, но и для всего человечества. Это нападение не на одну нацию, а на все страны, на все цивилизованное человечество – так охарактеризовал теракты в Лондоне премьер-министр Великобритании Тони Блэр. От имени «большой восьмерки» сразу же после трагических событий он сделал заявление, в котором выражена решимость мировых лидеров продолжать борьбу с терроризмом.

Напомним, что теракты в Лондоне произошли после триумфа, пережитого британцами в связи решением МОК о проведении Олимпиады-2012 в этом городе. Все три взрыва в лондонском метро в четверг прогремели практически одновременно в 8.50 по местному времени в течение 50 секунд. Кроме того, взрыв произошел и в дабл-декере, то есть в двухэтажном пассажирском автобусе. До 50 человек погибли, всего же пострадали около 700.

Теперь, по прошествии времени, нет смысла описывать детали этого ужасного деяния, они известны всем из сообщений прессы по «горячим следам». Цель этого материала другая – рассмотреть лондонские теракты 7 июля в цепи других, выделить некоторые тенденции и закономерности. Ведь взрывы, прогремевшие в британской столице, прежде всего подтвердили трансграничный, международный характер современного терроризма.

Хроника террора

На пороге ХХI века англичане вновь пережили волну террора. Вот ее печальная хроника.

10 апреля 1992 года в результате взрыва бомбы в лондонском Сити 3 человека погибли, 94 получили ранения.

28 января 1993 года близ универмага «Хэрродс» произошел взрыв, ранены 3 человека.

27 февраля 1993 года произошел взрыв в магазине на Кэмден хай-стрит, 10 человек получили ранения.

25 апреля 1993 года в результате мощного взрыва был частично разрушен небоскреб «Нэшнл Вестминстер». Один человек погиб, 35 получили ранения.

9 февраля 1996 года в Доклэнде (восточный Лондон) произошел взрыв. Бомба была взорвана в районе самого высокого здания Лондона – «Кэнри Уорф». В результате 2 человека погибли и около 100 получили ранения.

18 февраля 1996 года один человек погиб и десять получили ранения в результате взрыва автобуса, прогремевшего в центре Лондона.

17 апреля 1999 года у входа в супермаркет «Айленд» в результате взрыва бомбы, начиненной гвоздями, были ранены 48 человек.

30 апреля 1999 года в одном из баров лондонского района Сохо произошел взрыв, в результате которого два человека погибли.

Цель атак – транспортные системы

Взрывы в лондонском метро и в автобусе произошли спустя 15 месяцев после разрушительной акции в Мадриде. В марте 2004 года там в четырех поездах в утренний час пик взорвались десять бомб: 191 человек погиб, около 1.800 были ранены. Полагают, что эти акции были организованы исламскими экстремистами.

Аналитики спецслужб обращают внимание на то, что между инцидентами в Лондоне и Мадриде есть очевидное сходство. Как и в испанской столице, целями в Лондоне стали ключевые транспортные узлы: станции метро, соседствующие с главными железнодорожными станциями, через которые в час пик проходят сотни тысяч пассажиров. Как и в Мадриде, цель была в том, чтобы уничтожить как можно больше людей и вызвать панику, нанеся удар по разным объектам примерно в одно и то же время.

Акция в Испании, в ходе которой почти одновременно были приведены в действие 10 взрывных устройств, считается одной из самых изощренных из числа тех, что были осуществлены на железных дорогах. Эксперты спецслужб и следователи установили, что в Мадриде взрывные устройства были приведены в действие с помощью мобильных телефонов. План терактов предусматривал использование скачанной с Интернета программы, которая дает возможность с помощью текстовых сообщений одновременно включать несколько мобильных телефонов (так было и в Париже).

Транспортные системы все чаще выбираются в качестве целей потому, что ежедневно ими пользуются миллионы пассажиров, в них легко проникнуть, поскольку меры безопасности там не такие жесткие, как, например, в аэропортах. Относительно небольшое устройство может стать причиной значительного числа жертв.

По словам ведущих американских экспертов по вопросам безопасности, акции на железных дорогах проводятся чаще, чем в аэропортах и на самолетах, и людей из-за них гибнет больше. На конференции по безопасности на железных дорогах, которая прошла в США, отмечалось, что с 1998 по 2003 г. более 180 терактов были осуществлены в поездах и на других железнодорожных объектах в таких странах, как Колумбия, Индия, Испания, Пакистан, Британия, США и Венесуэла. Чаще всего в них использовались бомбы.

Напомним, что в прошлом году в Москве было два подобных взрыва. Один произошел в поезде метро с большим числом пассажиров у станции Автозаводская. Погибли 39 человек, ранены более 100. Другой прогремел у станции метро Рижская: там были убиты 12 человек и ранены также более 100. Организаторами и исполнителями этих акций были признаны чеченские террористы.

Париж также стал жертвой нескольких акций, организованных террористами на транспорте. Летом 1995 года во французской столице была осуществлена серия взрывов. Первым из них был взрыв в многолюдном поезде в июле 1995 года, в результате которого восемь человек погибли и 100 были ранены.

Несмотря на то, что ответственность на себя взяли несколько организаций, основные подозрения пали на исламских экстремистов из Алжира, которые таким образом, возможно, отреагировали на позицию французского правительства в отношении конфликта в Алжире. Почти за десять лет до этого исламские экстремисты в течение 10 месяцев взрывали бомбы во Франции, в том числе и на общественном транспорте.

Как сообщалось в западных СМИ, еще в 1997 году исламисты-радикалы планировали акции в нью-йоркском метро с использованием смертников. А четырьмя годами ранее аналогичные группы намеревались взорвать заложенные в грузовиках бомбы в туннелях и на мостах Нью-Йорка.

Крупный теракт в Токио в 1995 году показал, что системы метро чрезвычайно уязвимы и что в будущем боевики могут использовать оружие массового поражения. Члены тоталитарной религиозной секты «Аум Синрикё» распространили в токийском метро нервно-паралитический газ зарин, в результате чего погибли 12 человек и около 5 тысяч получили ранения или отравления.

Вероятная… неизбежность

По мнению британских информированных источников, на протяжении нескольких лет Лондон жил под угрозой терактов. Вопрос заключался не в том, произойдет ли это, а в том, когда это произойдет. Именно об этом говорил бывший комиссар столичной полиции сэр Джон Стивенс после взрывов в Мадриде, унесших жизни почти 200 человек.

«Существует неизбежная вероятность нападения», – совершенно определенно сказал сэр Джон в марте 2004 года. Кто бы мог подумать, что не по сезону холодным июльским утром лондонцы получат ответ на непреходящий тревожный вопрос – когда? Июльские взрывы в году 2005-м стали зловещим воплощением того, чего многие боялись, но надеялись, что никогда не случится.

А ведь властям и правоохранительным органам Туманного Альбиона должно было послужить серьезным предупреждением попавшее в ноябре 2004 года в СМИ сообщение о том, что британские спецслужбы сорвали планы «Аль-Каиды» осуществить в Лондоне теракт, подобный атаке на объекты в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года.

Ссылаясь на отчет МВД, телеканал Ай-ти-ви сообщил тогда, что планы обрушить самолеты на Сити, деловой и финансовый центр Лондона, и столичный аэропорт были одним из четырех или пяти предполагаемых терактов, направленных против британской столицы. Причем о планах террористов направить угнанные самолеты на объекты Сити и самый многолюдный аэропорт мира Хитроу стало известно незадолго до рассмотрения законопроектов по ужесточению безопасности в стране. Предполагалось создать в Великобритании внутреннюю разведслужбу, наделив ее высокими полномочиями (по типу американского ФБР). Кроме того, МВД предлагало судить террористов в специальных судах без вмешательства присяжных заседателей.

Однако эти проекты вызвали сомнения у ревнителей демократических свобод. И это несмотря на то, что МВД старалось убедить общественность в адекватности предлагавшихся мер в ответ на активизацию террористов. Это к вопросу о соотношении демократии и безопасности…

Когда снижается степень угрозы…

Но вернемся к июньским взрывам в Лондоне. Как считает премьер-министр Тони Блэр, мотивом для взрывов в Лондоне послужил саммит «восьмерки» в Шотландии. Но существовало огромное количество других потенциальных факторов и предлогов – выборы в мае, спортивные соревнования, Рождество, начало войны в Афганистане и в Ираке. Каждое из этих событий сопровождалось волной тревоги, но обходилось без инцидентов, и это действовало успокаивающе. Примечательно, что и перед взрывами 7 июля британцы пребывали в расслабленном настроении: месяцем раньше британские спецслужбы вновь снизили степень угрозы в плане возможных терактов. К тому же расслабленности, несомненно, способствовал всеобщий триумф от победы в конкурсе за город-хозяин Олимпиады 2012 года.

Британия, как уже отмечалось, и ранее знала о терроризме не понаслышке. Но нападения на Нью-Йорк и Вашингтон в 2001 году вывели угрозы миру на новый уровень, когда любой человек в любое время без всякого предупреждения может оказаться жертвой. Сразу же после событий в США лондонцы подсознательно прокручивали вариант такого же нападения в своем родном городе. Сотрудники офисов и жильцы высотных зданий боялись, что могут повторить участь тех, кто погиб во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке. Архитекторы начали критически относиться к строительству подобных небоскребов.

К концу сентября правительство Великобритании начало говорить о возможных готовящихся нападениях «Аль-Каиды». «Мы находимся в очень опасной ситуации», – сказал тогда один из министров правительства. Затем в США разразилась история с рассылкой спор сибирской язвы, и через Атлантику вновь стала распространяться волна беспокойства. Компании начали проверять свою почту на предмет зараженных писем. Были эвакуированы некоторые правительственные здания…

Годом позже министерство внутренних дел выпустило документ, в котором приводился список возможных целей «Аль-Каиды» в Британии, включая железнодорожные станции и аэропорты. В начале 2003 года в аэропорту Хитроу была поднята тревога – после того, как спецслужбам стало известно о возможном готовящемся теракте. Затем глава разведывательной службы МИ-5 госпожа Элайза Маннингэм-Буллер заявила о возможных химических, биологических и ядерных атаках.

С каждым таким заявлением степень беспокойства возрастала, но затем, во всяком случае для некоторых, это чувство растворялось в повседневной жизни. Хотя подспудно оно все равно продолжало присутствовать – вокруг здания парламента был возведен бетонный барьер, произошла серия арестов подозреваемых в терроризме, службы безопасности проводили учения, были не раз конфискованы потенциально опасные материалы.

За пределами страны объекты, представляющие британские интересы, стали целью для террористов. В Стамбуле взрыв в британском консульстве унес жизни 14 человек. В Йемене Британия из соображений безопасности полностью свернула свою дипломатическую миссию. Уровень угрозы был поднят МИ-5 со «значительного» до «серьезного».

Теракты в Мадриде повлекли за собой очередную волну обеспокоенности особенно среди тех, кто пользуется общественным транспортом каждый день. Некоторые комментаторы даже стали говорить, что лондонцы переживают иррациональный страх, особенно в том, что касается химической и биологической атаки. «Знаем ли мы, что у них есть это ужасное оружие?» – таким вопросом в июне 2003 года задавался эксперт Билл Дуроди из Центра оборонных исследований при Королевском колледже.

«Жуткое и ужасное совпадение»

По странному и символическому стечению обстоятельств именно в день трагедии, 7 июля, и именно в Лондоне вышел в свет новый роман британского писателя Криса Клива «Подстрекатель». 32-летний писатель вместе со своей женой и сыном живет в Париже, который, как известно, не раз переживал атаки террористов, в том числе в метро. Но Клив в своей книге рассказывает о массовых терактах в Лондоне…

В основе сюжета романа – история женщины, чей сын и муж погибают, когда 11 подрывников-самоубийц взрывают новый стадион с многозначительным названием «Эмираты». А написан роман в виде открытого письма главной героини к Усаме бен Ладену. «Эта книга о любви во времена террора. О любви женщины к своему сыну, о том, как она справляется со своей потерей, – пояснил Крис Клив. – Женщина верит, что может остановить Усаму, если объяснит ему, что значить любить».

Писатель признался, что шокирован «жутким и ужасным совпадением». Представители издательства «Уотерстоунз» тут же попытались остановить печать рекламных плакатов книги, но некоторые уже успели появиться в лондонском метро. Так что можно представить себе чувства тех, кто в тот день видел эту рекламу в столичной подземке…

В июне газета «Ивнинг стандард» сообщила, что один из лондонских телеканалов купил право на будущую экранизацию романа Криса Клива. Фильм должна была поставить режиссер Шарон Макгуайар, снявшая ранее известную киноленту «Дневник Бриджет Джоунс». Но события в Лондоне круто изменили все творческие планы…

Теракт был предсказан?!

…И еще один любопытный факт. Если угодно, информация к размышлению. Тунисский прорицатель Хасан аш-Шарани, заместитель главы Всемирной ассоциации астрологов, предсказал теракты в Лондоне еще в декабре прошлого года. Он сделал это перед телекамерой канала Аль-Арабия, когда давал свой прогноз на 2005 год. Помимо прогноза относительно событий в британской столице аш-Шарани поведал также о покушении на Джорджа Буша, о кончине Папы Римского, а также о том, что серия кровавых терактов прокатится и в других регионах планеты.

Спецслужбы тогда оставили эти предупреждения без комментариев, но, как видим, часть прогнозов бородатого пророка сбылась. А ранее он сообщил о времени смерти принцессы Дианы и Ясира Арафата.

Что касается нашей страны, то аш-Шарани ничего не сказал о России…

Просчеты спецслужб

Однако предсказания – предсказаниями, а жизнь – жизнью. Один из ведущих российских экспертов по вопросам безопасности и борьбе с терроризмом профессор Владимир Васильев в беседе с автором этих строк заявил, что главный просчет британской полиции и спецслужб заключается в следующем. Они пренебрегли агентурной работой в среде многочисленных экстремистских исламских организаций всех мастей, которые нашли пристанище в Лондоне и, несомненно, в той или иной мере связаны с «Аль-Каидой». Судя по всему, между этими группировками и властями предержащими в лице правоохранительных органов было заключено негласное соглашение: последние оставляют исламистов в покое в обмен на их лояльность.

Но это как раз тот случай, считает профессор Васильев, когда ситуация развивалась по известной русской пословице о «худом мире»…