Новости

Юрий Зарецкий — Небо в огне

Посвящается экипажу капитана Евдокимова

Ракета пущена, и нам не отвернуть,

не выпрыгнуть и даже не проститься.

Последний раз друзьям в глаза взглянуть,

потом на землю пеплом опуститься.

 

Мгновение — и нас затопит взрыв.

Огонь и боль, а что потом, кто знает?

Трагедию такую пережив,

на Землю никогда не прилетают.

 

Мы гибнем, и разбитый вертолет,

в агонии взмахнувший лопастями,

как раненая птица упадет

и примет смерть, исчезнув вместе с нами!

Константин Федоров

 

* * *

C заоблачных высот Грузии над селом Лата падал объятый пламенем вертолет. В нем погибали женщины и дети. Они спасались от войны, но она их не отпустила…

* * *

…Находясь в командировке, экипаж капитана Сергея Евдокимова успел выполнить 50 вылетов. Перевез 150 тонн продовольствия. Вывез более 1 тысячи беженцев. В тот день, ставший для них роковым, вертолетчики до последнего пытались посадить горящую машину…

Тем, кто спасал мирных людей, работая на грани жизни и смерти, посвящается этот материал. Он написан от имени летчика, который стал непосредственным свидетелем гибели экипажа Сергея Евдокимова.

«ГОРЯЧАЯ ТОЧКА»

…Огромная страна распадалась. Еще вчера братские республики превращались в независимые государства. Политики делили территорию, ресурсы и многое другое, когда-то единое и неделимое. Нередко при решении спорных вопросов делалась ставка на силу.

Несколькими грузинскими силовыми ведомствами была предпринята военная акция в отношении Абхазии. Войска госсовета Грузии пытались взять под свой контроль непокорную республику…

В Гудауту перебазировалась вертолетная группа. Главная задача — обеспечивать действия расквартированных в этом районе десантников.

Поступавшая информация была противоречивой. В разгоравшийся костер очередной необъявленной войны попало много людей, отдыхавших на Черноморском побережье. Приняли решение эвакуировать их из зоны боевых действий. Планировали использовать вертолеты, но при всем желании подобная операция растянулась бы надолго. Моряки Черноморского флота выполнили задачу быстрее и лучше.

Однако в горные районы помощь могла прийти только на вертолетах. Надо отметить, что война приобрела позиционный характер. Шахтерский город Ткварчели, контролируемый абхазами, оказался в кольце блокады. «Прелести» войны всегда ложатся на плечи самых слабых и беззащитных. Необходимо было спасать мирное население – доставлять гуманитарную помощь, вывозить людей из окружающего их ада войны.

Значит, ветрушки — на взлет. Никаких нравоучительных бесед и уговоров. Коротко о сложившейся обстановке, ожидаемых неприятных моментах… Решение каждый принимал самостоятельно.

Когда видишь все своими глазами, то исчезают посторонние вопросы. Вы видели детей, у которых кожа покрыта кроваво-красной сыпью? Из продуктов питания в осажденном городе в избытке были только мандарины – гордость Абхазии…

 

ТКВАРЧЕЛЬСКИЙ РЕЙС

Что такое ткварчельский рейс?

Взлетаем из Гудауты. Топлива в обрез: туда – обратно. Грузовая кабина под завязку забита продуктами питания и медикаментами. Маршрут полета определила погода: горы накрыла облачная хмарь, и мы уходим в сторону Черного моря. Скрывшись от береговой черты за горизонт, разворачиваемся и идем на юг.

Вышли в расчетную точку. Разворот на восток. Начинается первый акт представления не для слабонервных. Вертушка идет на бреющем над водой. Предельная скорость, предельно низкая высота. За хвостом «ласточки» поднимаются пенные буруны.

Побережье. Мы в районе Араду. Зенитные расчеты не успели среагировать на наше появление. Пока они несутся к своим установкам, мы несемся в сторону гор. Правак с бортачом обмениваются улыбками. Сегодня повезло, а в прошлый раз было «небо в алмазах». Казалось, что свинца в нем больше, чем облаков. Вертелись, как могли. Выкрутились… Обошлось даже без дырок в корпусе. Первые вылеты проходили без таких «теплых встреч», но все хорошее когда-то кончается. Теперь на побережье, от линии фронта до Очамчиры, стоят зенитные установки. Их задача — превратить вертолеты в груду металлолома. Пока не получается…

Петляя, как зайцы, обходим населенные пункты, приближаясь к пункту назначения. Наконец под нами Ткварчели. Вертолет касается колесами футбольного поля стадиона, со всех сторон к нам бегут люди. Наш прилет – главное событие осажденного города. Мы привезли с собой самое дорогое – веру в жизнь.

Оцеплению из автоматчиков не позавидуешь. Пока идет разгрузка, необходимо сдержать напор толпы. Она хочет вырваться из этого ада. Хочет забыть, убежать, навсегда вычеркнуть из своей памяти ужасы войны и блокады. Охрана кричит, сдерживая людскую массу, иногда и стреляет. Только стрельба в воздух не может быть страшнее смерти.

Выгружено продовольствие, и тут начинается «веселье». У вертолета толчея и давка. Кто-то пытается отправить своих родных, кто-то, энергично размахивая справкой, требует немедленно вывезти его. С матом и руганью занимаемся сортировкой. Пассажиров считаем не по количеству, а по весу. Главное – вовремя успеть перекрыть поток…

Люди стоят в грузовой кабине, тесно прижавшись друг к другу. Про удобства никто не заикается. На свои места мы попадем через верхний люк. Как-то через него загружали беременную женщину. Интересно, кого она родила? Мы между собой решили так: раз мамаша летела в кабине экипажа, значит, если родился пацан, будет летчиком.

Короткий разбег. Груженая машина нехотя, вразвалочку отрывается от земли. Набираем немного высоты и отправляемся в обратный путь. Перед взлетом абхазы «шепнули», что в Очамчире заняли готовность «двадцатьчетверки», подчиняющиеся госсовету Грузии. К морю выходим в другую точку.

Теперь второй акт представления не для слабонервных. Сначала выполняем над побережьем противозенитный маневр по полной программе, затем низенько — низенько уходим в море. Идем над уровнем воды. Здесь нельзя увлекаться и показывать свою крутизну – «колесами по воде». Иначе в одно мгновение можно отправиться на дно рыб кормить.

Больше всего нас интересует наличие керосина в баках. По всем расчетам, должно хватить. Надеемся, что табло аварийного остатка топлива не начнет нам подмигивать своим красным глазом.

Гудаута. Вышли на глиссаду посадки. Уменьшена мощность двигателей, снижаемся. Борьба за каждый литр керосина продолжается. Посадка, пробег, заруливаем на стоянку. Встречающие абхазские военные проверяют документы у прибывших пассажиров. Беседуют с нами, а в глазах немой вопрос: «Еще раз полетите?»

Автобус, ожидавший беженцев, увозит их к месту временного проживания. Вопрос про остаток топлива после посадки — запретная тема…

14 ДЕКАБРЯ

…После нескольких дней непогоды небо очистилось от облаков. Солнечные лучи ласкают землю. Нам предстоит наверстывать упущенное. Ждать да догонять – хуже некуда. Принимаем решение выполнить полет парой, такое уже практиковалось.

Наш экипаж – ведущий, Сергея Евдокимова – ведомый. Идем в сторону Абхазского хребта. Этот маршрут самый безопасный, на такой высоте из стрелкового оружия нас не достать. Полет на эшелоне – почти отдых, окрестности видны за сто верст вокруг. Подобно облакам, неспешно плывем над горами. Пересекаем горный хребет.

Ткварчели. Посадка. Груз передан по назначению, вертолеты заполняются пассажирами. Серега загрузился быстро, а у ведущего произошла заминка. Старший группы решил — возвращаться поодиночке. Евдокимов поднял машину и уже набирал высоту, когда услышал в эфире, что ведущий взлетает. Очередной круг над Ткварчели. Построились парой и пошли обратным маршрутом.

…Беда всегда приходит неожиданно. Есть на вертолете такое устройство – речевой информатор, сообщающее экипажу об отказе техники. Чтобы летчики не пропустили в полете этот доклад мимо ушей, магнитофонная запись выполнена женским голосом. Потому и зовут летчики между собой данный прибор «Ритой». Несколько команд сообщаются не только экипажу, но и автоматически передаются в эфир. И вот, «Рита» заголосила: голос сообщает о пожаре на борту…

Наши сигнальные табло не устроили «новогодней иллюминации» — номер вертолета «Рита» назвала другой. Взгляд на часы – 15. 20. Ведущий бросил машину в разворот.

Секунды длиною в вечность. Речевой информатор монотонно перечисляет места возгораний на вертолете. Развернулись. Высота – 1.800 метров. Где ведомый, что с ним?!! Мы видим его, объятого пламенем. Такой пожар в воздухе не потушишь. Он тянет к земле.

В небе таял дымный росчерк ПЗРКа…

С-С-СУКИ!!!

Экипаж горящего вертолета молчит. Ему сейчас не до комментариев. Наверняка уже использованы все возможности противопожарной системы. Остался только один шанс – посадка. Потом ноги в руки — и подальше от вертушки, так как горит она быстро.

Не вышло… На высоте метров триста вертолет прекратил управляемый полет. Развалившись в воздухе, он огненными кляксами рухнул на землю…

У летчиков был шанс спастись — выпрыгнуть с парашютами, когда машина еще была управляемой. Но конечно же они спасали жизни пассажиров. Спасали до последней возможности, до последнего мгновения…

До этого никто не верил в применение ПЗРК по транспортному вертолету. Сбивать мирных людей – разве такое укладывается в голове?

Позже узнали. Вертушку ждали несколько дней. Уже собирались уходить, а тут идет пара. Пропустили ее в Ткварчели, а при возвращении сбили. Рассчитано все было хорошо. Пуск с задней полусферы (в спину), по ведомому…

…Ответить ведущий ничем не мог. Не было у него на борту ни универсальных блоков, начиненных ракетами, ни пулемета. Каждый лишний килограмм — это минус пассажир или плюс шанс зарыться в землю на взлете. Выполнив очередной вираж, одинокий вертолет взял курс на белоснежные горные шапки…

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Грузинская сторона не выдавала тела погибших. Было заявлено — сбит боевой вертолет с вооруженными абхазцами (!!!). Зубы скрипели от такого сообщения. На борту «транспортника» не было оружия даже у экипажа.

Тогда прорезался голос Москвы. Из Гудауты в Лату колонной ушли десантники. Погибшие должны быть похоронены.

В те дни родились стихи, посвященные экипажу Евдокимова…

Прилетел Герой Советского Союза полковник Очиров. Последовали переговоры, согласования, договоренности. Через три дня после катастрофы тела погибших доставили в Гудауту. Рейс скорби встречала вся группа.

Шестьдесят один погибший, точнее ШЕСТЬДЕСЯТ ОДИН УБИТЫЙ. Экипаж — ТРИ ОФИЦЕРА. Пассажиры — ПРЕСТАРЕЛЫЙ АБХАЗЕЦ, а остальные ЖЕНЩИНЫ и ВОСЕМНАДЦАТЬ ДЕТЕЙ!!!

Несколько дней спустя в районе Очамчира был обстрелян вертолет с московской комиссией. Очередной трагедии удалось избежать. Скольжение, маневр, предельно малая высота, курс на море. Рефлексы, выработанные на войне. Вертолетчики продолжали свою работу…

…А осажденный Ткварчели – выстоял.

Командир экипажа — капитан ЕВДОКИМОВ Сергей Петрович. Родился в г. Самаре 6 января 1966 года. В Вооруженных Силах с 1983г., окончил Сызранское ВВАУЛ в 1987 г. Военный летчик 3-го класса.

Летчик-штурман — старший лейтенант МАСКИН Валерий Геннадьевич. Родился в г. Сызрани 25 июля 1969 года. В Вооруженных Силах с 1986 г., окончил Сызранское ВВАУЛ в 1990 г. Военный летчик 3-го класса.

Бортовой техник — старший лейтенант ИЛЮХИН Сергей Николаевич. Родился в г. Набережные Челны 12 ноября 1968 года. В Вооруженных Силах с 1986 г., окончил Кировское ВАТУ в 1989 г. Военный специалист 3-го класса.

Фото Сергея БАЛАКЛЕЕВА

Фото Сергея БАЛАКЛЕЕВА

Солдат удачи №8 2003 г.